Александр Ходаковский
Александр Ходаковский

ДНР и ЛНР остаются территорией, где практически никак не проявляется коронавирус, однако к борьбе с вирусом здесь готовы.

Читайте также: Ходаковский: «Нам нужна одна Победа»

У Александра Сергеевича — богатый опыт работы в спецслужбах. Этот опыт дает ему способность анализировать и заниматься планированием защиты населения от крупных неприятностей — будь то нападение террористов или эпидемиологическая угроза.

- Александр Сергеевич, коронавирус победно шествует по планете…

— Кроме Китая, где его практически уже одолели. Чего нельзя сказать о странах Запада.

- В социальных сетях активно обсуждают высказывание главного редактора МИА «Россия сегодня» Маргариты Симоньян по этому поводу. Позволю себе его частично процитировать. Она сказала: «Посмотрите на запертую на своих романтических балкончиках Италию, Испанию и поймите наконец: учиться у этой модели нам нечему и незачем. Это не значит, что и у нас так не будет. Очень может быть, что будет. Но у них — учиться нечему. Забудьте уже свои восьмидесятые, свои тертые джинсы, свои запретные плоды. Когда в московских гостиных мне в очередной раз пеняют: "Ты что, хочешь, чтобы у нас как в Китае?!" — я больше не отмалчиваюсь в салфеточку, а довольно вызывающе отвечаю: «Да, хочу». Вы согласны с такой точкой зрения?

— Речь идет о том, возможно, что мы в своё время (я имею в виду и Россию) поспешили последовать рекомендациям американских специалистов и тем самым подорвали потенциал свой системы здравоохранения. Бездумное проведение медицинской реформы привело как у нас, так и в Российской Федерации к сокращению койко-мест в больницах, числа врачей-специалистов, стала ощущаться нехватка некоторых видов медицинского оборудования. И вот в этом плане Маргарита Симоньян, разумеется, права — нам категорически не подходит опыт западного капитализма.

Слава богу, что часть той великой системы здравоохранения Семашко, которая основывалась на предупреждении болезней, была у нас не до конца избыта и, когда началась эта пандемия, Россия и Донбасс стали той страной и тем регионом, где сохраняется достаточно слабый фон заболеваний (в ЛДНР он и вовсе почти нулевой, что бы там ни говорил господин Аваков).

Смотрите — западная система здравоохранения построена на максимуме экономии и минимуме ответственности. Когда пришла эпидемия коронавируса — заболевания, как нам говорят вирусологи, совершенно среднего, это не чума и не холера, не оспа все-таки — эта западная система не справляется. Чуть только появляется неизвестная зараза, как эта система пасует. Не забудем, что в мире есть, например, 22 миллиона больных проказой, огромное количество больных туберкулезом. Эти хвори известны, с ними справляются в той или иной степени. Но к острым и внезапным вызовам Запад и его система здравоохранения не готовы.

- В Европе вообще все институты работают по-другому, включая церковь, например.

— Мы, русские, относимся к смерти несколько фаталистически, потому что мы нация несколько более мистическая, чем прагматичный западный человек. В той же Италии, цитадели Римско-католической церкви, из-за коронавируса запрещено основное в религиозной жизни — евхаристическое общение, в Ватикане служат литургии без верующих, передавая их по интернету. Русская православная церковь за рубежом принимает позицию властей и прекращает богослужения тоже.

РПЦ Московского патриархата пока не отказывается от богослужений, призывая только строже соблюдать правила личной гигиены в местах сбора верующих.

- Кстати, о мистицизме и отношении к жизни и смерти. В последнее время в Донбассе раздаются отдельные голоса, тревожащиеся, что будет на фронте с нашими воинами, если туда, не дай бог, доберётся коронавирус?

— Ну, во-первых, на фронте ОРЗ не болеют, как мы знаем.

Специальной, особенной эпидемиологической медицины для военных у нас нет. Есть штатные медицинские работники, которые, если придется столкнуться с такими фактами, передадут военнослужащих в обычное гражданское учреждение. В крайнем случае, если заболевание приобретет размах, скорее всего, для военных будет выделено специальное пустующее помещение, где можно будет оборудовать временный изолятор для людей, чтобы проходить карантин и лечение.

Я разделяю тревоги по этому поводу, они небезосновательны, потому что у нас, русских, нет привычки загодя беспокоиться о будущих рисках. Все наши действия реакционные: боремся с трудностями по мере их поступления.

- Известно ли, как сами военнослужащие на линии разграничения реагируют на известия об эпидемии коронавируса?

— У них насущных проблем столько, что им некогда думать об этом. Перед ними стоит задача выжить, все остальное — отвлечённые материи.

- Но все же республики кое-какие превентивные меры принимают. Известно, что и ЛДНР, и Украина закрылись друг от друга карантинами. Существует ли какой-то специальный протокол помощи работниками админорганов и населению в сложных ситуациях развития пандемии?

— Я думаю, что наши чиновники медицинские как минимум планы специальные написали, запечатали их в конверты с надписью «вскрыть в случае часа «Ч». Но за планами должны стоять подготовительные меры. А если у нас в аптеках пишут объявления о том, что ватно-марлевых повязок нет, это значит, что к эпидемии мы банально не готовы на низовом санитарном уровне.

Почему у нас-то нет повязок? У нас эпидемии нет, куда они делись? Поэтому говорить о каком-то протоколе у нас наивно. С другой стороны, все карантинные меры властей по ограничению передвижения людей, уменьшению скопления людей в одном месте способны помочь борьбе с эпидемией, поэтому их надо выполнять неукоснительно.

- Люди боятся, что ДНР «закроют» на карантин с двух сторон — и Украина, и Россия. И если от Украины мы давно уже ничего не имеем и не видим хорошего, то из России идет поток продуктов и других товаров, не считая гуманитарной помощи.

— Я, конечно, не циник, но думаю, что иногда небольшая встряска нужна, чтобы система проходила проверку на крепость, сталкиваясь с проблемами средней степени тяжести.

Способна ли власть реагировать на такие вызовы? Вспоминаю 2014 год, когда нам, военным, в Ясиноватой приходилось заниматься раздачей «гуманитарки». Идёт война, с товарами в магазинах туго, а на путях станции стоят вагоны с продуктами, которые, конечно, кому-то принадлежали, но ясно было, что уже не дойдут они до собственников — война разделила регион. А там крупы, сахар. Развоз продуктов по населенным пунктам был организован силами военных подразделений, всё это поехало в Васильевку, Ясиновку, Лебяжье и другие села, старикам и другим группам социально незащищенных слоев населения.

Так надо поступать в любой ситуации — предугадывать трудности и находить способы их оперативно решать. Эпидемическая проблема в этом смысле для системы власти не отличается от других проблем. Все дело в правильной организации работы. На всех уровнях.

Я был свидетелем правильного подхода в нашем бывшем донецком «Ашане», где человек два дня назад пытался через кассу провести два мешка муки. Ему объяснили, что установлено ограничение, положите второй мешок обратно. Это, кстати, и от торговой паники рабочая мера.

- Есть мнение, что по ту сторону фронта, на Украине пандемию коронавируса используют в политических целях. Мы не говорим о том, что вместо борьбы с болезнью там устраивают людям немыслимые трудности с транспортом, мы говорим о том, что Зеленский сотоварищи говорят Западу: «Вот видите, как нам плохо, у нас эпидемия, а мы еще и с «российско-оккупационными» войсками воюем. Дайте нам денег».

— Очень вовремя просят. В Европе кризис, там сейчас не до Украины.

- Они и немного просят — пять миллиардов долларов подать на коронавирус.

— Нет уверенности, что и эти «скромные» деньги не раздербанят в Киеве нынешние «слуги народа».

Добавить комментарий


Чтобы постоянно не вводить имя и не проходить проверку на спам авторизируйтесь на сайте. Кроме того, вы сможете: подписываться на комментарии, пользоваться стилями оформления, редактировать свои комментарии, прикреплять фото и видео, а также ваши комментарии будут публиковаться сразуже после отправки.
Если у вас ещё нет аккаунта, зарегистрируйтесь.

В комментариях запрещено: использовать нецензурные выражения, оскорбления и угрозы; публиковать адреса, телефоны и ссылки, содержащие прямую рекламу; писать отвлеченные от темы и бессмысленные комментарии.