Александр Рар
Александр Рар

Германия в шоке от смертей в Италии от коронавируса. Молодые немцы не понимают всей опасности эпидемии. Об этом и о том, что имела в виду Меркель, призвавшая к солидарности времен Второй мировой, рассказал изданию Украина.РУ немецкий политолог Александр Рар.

Читайте также: Бизнес «патриотов». Зачем Украина ввела спецпошлины на уголь и электричество из России

- Александр, какова сейчас ситуация в Германии с распространением коронавируса?

— Цифры зараженных и смертные случаи от коронавируса растут, не достигая количества зараженных и умерших в Италии. Германия сейчас на втором месте в Европе по количеству зараженных, но не по смертности, конечно. Таковых пока меньше, чем во Франции и в Италии. Все в Европе в очень серьезном выжидании.

В Германии нет таких ужасных драм, как в Италии, когда больным не хватает специальных приспособлений, которые подают воздух. Однако власти боятся, что на начало апреля придется пик заболеваний, особенно среди стариков. И вот тогда придется удваивать койки в больницах.

В Германии медицина дорогая, но в силу того, что все застрахованы, то пользоваться ее услугами могут позволить себе все. Германия — не Америка, где не все застрахованы, и поэтому не все граждане могут позволить себе подобное лечение. Германия подготовлена к пику заболеваний, который наступит в конце марта — начале апреля.

- А как коронавирус отразился на политической жизни Германии?

— И канцлер, и другие правительственные чиновники просят немцев не выходить на улицы лишний раз, если им не надо пойти в магазин за покупками. Покупать быстро, покупать самое нужное и быстро возвращаться. Если и выходить на улицу, то разве только чтобы прогуляться по лесу.

Рестораны закрываются. В Баварии в принципе введен комендантский час, который в общем-то похож на военное положение. Закрываются банки и все сервисные службы.

- В Германии паники нет?

— Нет. Но сейчас власти и общество давят на молодых людей, чтобы те прекратили наплевательски относиться к карантину, прекратили на некоторое время собираться вместе. Молодые не понимают мер предосторожности. Они просто выросли в комфорте и никогда не знали, что значит попадать в серьезные ситуации.

Они могут не проявлять солидарности с людьми старшего поколения, для которых заболеть коронавирусом означает подвергнуться серьезной опасности. Они иногда начинают шутить, кашляя на стариков.

Некоторые отморозки даже проводят у себя корона-пати, распивая водку и куря траву. Мол, мы не заболеем.

- Экономические последствия будут?

— Никто не может сказать, что будет. Эксперты говорят, что если самоизоляция страны да и вообще всего и вся будет длиться месяц, то и тогда найдутся самые последние резервы, чтобы, как это произошло в Китае, быстро запустить экономику.

- А если нет? Если заболевания будут и дальше продолжаться?

— Тогда придется вводить комендантский час. Закрытие всего и вся продолжится. Карантин продлится до конца апреля, а может быть, и до конца мая.

Чемпионат Европы по футболу отменили. Богослужений нет. Пасху, что впервые, будут, как говорят, справлять у себя дома, а не в церкви. Такого не было даже во время Второй мировой войны, когда церкви продолжали работать.

Многих ужасает отсутствие перспективы и неопределенность. Не будет отмечаться праздник 8 мая, День победы над нацизмом. Торжества должны были проходить в Берлине на центральных площадях. Просто 75-ю годовщину — круглую дату — нельзя перенести на следующий год.

Все это показывает, насколько драматична эта ситуация.

- А как в Германии воспринимают то, что сейчас происходит в Италии в плане эпидемии коронавируса?

— В полном шоке. Там ведь люди просто умирают. Вчера показывали по телевидению, как армия просто выносит и выносит гробы из больниц. Это хуже, чем на войне. Европа к таким картинкам не привыкла. Зажиточная Европа давно подобного не видела. Конечно, все это пугает ужасно.

Пугает политиков, вталкивая в эти алармистские ситуации. Они не знают, какие еще решения надо принимать, чтобы положить конец эпидемии.

Получается, что люди будут жить в сплошных запретах, а это нарушает конституционные права граждан. Многие говорят, что такая ситуация ставит крест на либеральной модели гражданского общества.

К тому же со сцены исчез Европейский Союз. Каждая страна борется с вирусом своими силами. Самое страшное — неопределенность. Для миллионов это громадный стресс. Что будет под конец всего этого — трудно предсказать. Но все будет по-другому.

- Во Франции на улицах появились бронетранспортеры. В Германии нечто подобное может быть?

— Если в Германии решат ввести комендантский час, то тогда армия тоже появится на улицах. Просто тут, как говорит наше руководство, это вопрос о жизни и смерти. Нужно оберегать тех, кто может от этого вируса очень легко заболеть и умереть.

Так что я не исключаю, что на улицах появятся и военные. Во всяком случае полиция будет усилена.

- Многие у нас обратили внимание на высказывание Меркель о том, что надо снова проявить солидарность, как это было во время Второй мировой. Это получается, что она в пример поставила времена нацизма?

— В Германии она тоже попала под большую критику. Но мне кажется, людей в такой ситуации надо прощать. Она сказала о солидарности правильно, но она оговорилась. Это можно было по-другому сказать, но я думаю, что она не имела в виду, что во время Второй мировой народ солидаризировался с Гитлером. Она имела в виду, что люди начали просто друг другу помогать. Как она выразилась, проявляли друг к другу сердечные отношения.

Добавить комментарий


Чтобы постоянно не вводить имя и не проходить проверку на спам авторизируйтесь на сайте. Кроме того, вы сможете: подписываться на комментарии, пользоваться стилями оформления, редактировать свои комментарии, прикреплять фото и видео, а также ваши комментарии будут публиковаться сразуже после отправки.
Если у вас ещё нет аккаунта, зарегистрируйтесь.

В комментариях запрещено: использовать нецензурные выражения, оскорбления и угрозы; публиковать адреса, телефоны и ссылки, содержащие прямую рекламу; писать отвлеченные от темы и бессмысленные комментарии.