Владимир Зеленский
Владимир Зеленский

Общим местом является утверждение о том, что Владимир Зеленский обещал во время президентских выборов установление мира. Действительно, запрос на мир в украинском обществе есть и за Зеленского голосовали избиратели, для которых прекращение войны является приоритетом. Тем не менее, не всё так однозначно.

Читайте также: Цена войны и мира. Сколько уже потеряла Украина и сколько ей надо для восстановления Донбасса

На настоящий момент единственным планом достижения мира на Украине являются Минские соглашения. Это не пошаговая инструкция для достижения мира. Речь идёт о платформе для переговоров по установлению гражданского мира. Последний нужен даже и в том случае, если предположить, что происходящее на Украине — не гражданская война, а внешняя агрессия (судя по последнему заседанию Совбеза ООН, такая точка зрения доминирует в США, Великобритании и Германии). В этом случае гражданский мир нужен потому, что агрессия стала возможной из-за нарушения единства страны.

В общем — достичь мира без переговоров с Юго-Востоком Украины нельзя. И готовность кого-либо к миру определяется именно этим пунктом.

Платформа Зеленского

Зеленский хочет остановить войну… Что, правда? Читаем избирательную программу победителя: «мы должны завоевать мир для Украины. Перед гарантами по Будапештскому меморандуму и партнёрами по ЕС мы будем ставить вопрос поддержки Украины в стремлении завершить войну, вернуть временно оккупированные территории и заставить агрессора возместить нанесённый ущерб. Сдача национальных интересов и территорий не может быть предметом никаких переговоров».

«Завоевать» и «заставить агрессора» — вот как! Агрессор в данном случае по имени не назван, так что это, конечно, может быть население ЛДНР, но логичнее предположить, что Владимир Александрович ещё тогда собирался штурмовать Кремль. Избирателям, которые вообразили, что за призывами «завоевать» и «заставить» скрывается стремление к прекращению войны остаётся только посочувствовать.

Контрольный в голову: «первый шаг — это прекращение огня. Как мы можем это сделать — это только переговоры (…). Мы не сможем обойтись без переговоров между Россией и Украиной». Да-да, переговоры. Но переговоры — с Россией.

Собственно говоря, ничего из того, что было сказано Зеленским позже, воспринять в качестве обещаний мира было нельзя. Каждый раз, с упорством, достойным лучшего применения, Зеленский повторяет, что нужно вести переговоры. Он даже говорит о примирении людей. Он готов создавать переговорные платформы с участием жителей ОРДЛО, выехавших на территорию Украины (среди них много людей, просто бежавших от ужасов войны, но много и «идеологических» беженцев — разного рода «патриотов»). Но сама по себе мысль о возможности переговоров с ЛДНР попадает в категорию мыслепреступления: «мы готовы к диалогу с мирным населением этих территорий. Но не с теми, кто не признаны с точки зрения международного права, а, следовательно, не может представлять местное население Украины». Напомним, что никаких международно признанных органов власти на территории ОРДЛО нет и быть не может.

Ну и, соответственно, Зеленский ничуть не хуже Порошенко декларирует, что достижение мира возможно только на условиях Украины и залогом именно такого мира является украинская армия — одна из самых сильных на континенте. В общем, прежде чем говорить, что Зеленский — за мир, надо подумать. Зеленский не за мир. Зеленский не готов (пока не готов) продолжать войну военными средствами, но он нацелен на то, чтобы и дальше воевать с Россией — в политико-дипломатическом, информационном, экономическом поле.
Иногда трусость — это просто трусость, а не миролюбие…

Окружение президента

Когда говорят о том, что окружение президента не даёт ему решить конфликт на Юго-Востоке мирным путём, принимают желаемое за действительное. Да, авторитет президента Зеленского не так уж и высок, но было бы преувеличением считать, что между ним и его окружением существуют значительные противоречия.

Пресловутые «драфты» нового главы Офиса президента Андрея Ермака вполне укладываются в логику президента, который не хочет вести переговоры с ЛДНР. Не стоит считать, что это Ермак убедил Зеленского в том, что надо сначала получить контроль над границей, а уже потом договариваться (если желающие договариваться останутся). Нет, это принципиальная установка самого президента с самого начала, публично оглашённая на парижской встрече в нормандском формате. Ермак скорее убедил Зеленского в том, что сможет договориться именно о таком формате урегулирования со своим российским визави Дмитрием Козаком. Инициатива Арсена Авакова о принятии закона о коллаборационистах тоже не так чтобы далеко лежала от идей Зеленского. Вспомним, опять же, мюнхенскую конференцию, на которой Зеленский выразил недовольством тем, что в выборах могут принять участие граждане России.

Различие между Зеленским и Аваковым в данном случае чисто инструментальное — президент назвал конкретный показатель, который является основанием для «зачистки». Но это совершенно не говорит о том, что такой показатель может быть только один. Аваков называет значительно больше показателей. Но принципиальный подход один и тот же. Кстати, с точки зрения украинского законодательства, принятие иностранного гражданства является основанием для прекращения гражданства украинского, однако до того момента, когда принявшее иностранное гражданство лицо лишено украинского гражданства в установленном порядке (кстати говоря — указом президента), к нему надлежит относиться как к гражданину Украины. В этом смысле разницы между «зачисткой» по признаку наличия российского паспорта и тех показателей, которые считает значимыми Аваков, вообще нет.

Кстати, нет оснований не оценить демократизм и человеколюбие министра (цитируем его статью ещё 2018 года): «большинство переживших оккупацию — жертвы либо вынужденные участники процессов коллаборации, в отношении которых должна быть применена амнистия, с последовательным восстановлением всех гражданских прав и свобод». Особенно мило выглядит это «последовательным» (в данном случае тут не сложности перевода — статья написана на «слобожанском» языке) — это значит, что гражданские права будут возвращаться не сразу вдруг, а через время. Скорее всего, после сдачи зачёта на правильное понимание политики партии и правительства. Ну и когда заместитель секретаря СНБОУ Сергей Кривонос говорит о возможности решения проблемы Донбасса военным путём, он, возможно, выражает только свою точку зрения. Но его слова ведь никакого опровержения не вызвали, правильно?

Общественное мнение

Мы неоднократно указывали, что и сами украинские избиратели, проголосовавшие за Зеленского, под миром имеют в виду не совсем мир. Напомним результаты опроса Социологической группы «Рейтинг», опубликованные на следующий день после подписания «формулы Штайнмайера» — 2 октября 2019 года.

Почти четверть опрошенных (23%) за продолжение войны до победного конца. Выступают за предоставление Донбассу автономии и дальнейшее совместное проживание с ним в одной стране — 23%. Т.е., за то, чтобы считаться с мнением Донбасса — менее четверти… Все остальные хотят решать судьбу региона сами. Проведение местных выборов после получения Украиной контроля над территорией поддержали 53%. Амнистию ополченцам одобряют 27% (какие вообще претензии к министру Авакову?). Создание «народной милиции» в ОРДЛО одобряют 27%.

Да, большинство украинцев выступает против продолжения войны, но большинство же украинцев выступает против выполнения Минских соглашений. Негативное отношение к Минским соглашениям администрации Зеленского опирается на прочную поддержку избирателей. Разумеется, общественное мнение определяется позицией СМИ, но тут тоже ситуация оригинальная. Какие СМИ показали себя самыми людоедскими?
Обычно в первую очередь вспоминается такая «фабрика вражды» как «Телевизионная служба новостей» канала «1+1», принадлежащего Игорю Коломойскому. Совершенно случайно связанному с Владимиром Зеленским.

Тут можно было бы поставить точку, но мы её ставить не будем, потому что суждение это неверное. «1+1» был флагманом раскручивания гражданского противостояния в начале 2014 году, но уже осенью у Игоря Валерьевича появилась ценная мысль стать посредником между Киевом и Москвой, и редакционная политика «плюсов» стала несколько более осторожной. Таковой она остаётся и по сей день. А вот медиа-холдинг Виктора Пинчука слетел с катушек сразу и навсегда. Это именно в новостях СТБ появилась плашка «дихлофос для колорадов» и это именно канал ICTV одарил нас целым созвездием передач вроде «Гражданской обороны» или «Антизомби». Ну и да — группа Пинчука сейчас единственная, на которую опирается Владимир Зеленский. «Умеренного» Коломойского он сам оттолкнул.

Резюме

В действительности Владимир Зеленский является продолжателем политической линии Петра Порошенко, но более, так сказать, изысканным — убраны раздражающие общество и неэффективные идеологические конструкции. Они ещё вернутся — когда общество будет готово их принять. И он будет продолжать курс на холодную войну с Донбассом и Россией. У Зеленского есть все основания сомневаться в успехе попытки решить проблему военным путём — сил не хватит. Однако в случае затянутого конфликта он рассчитывает на победу.

Во-первых, подобно большинству украинцев, он уверен, что летняя кампания в 2014 году Украиной была выиграна. Логика тут простая — Путин ведь хотел захватить всю Украину, а раз не захватил, значит не смог. Опять же, мириться первым начинает проигравший, а Минские соглашения — российская инициатива. Кстати, из этого же исходит принципиальная необходимость соглашения не выполнять — раз их Россия предложила, чтобы избежать полного разгрома, значит эти условия выгодны России, а не победителю.

Спорить с этими изящными построениями не надо. Надо понимать, что нынешнее руководство Украины так мыслит. Более того, возникает впечатление, что так мыслит даже Аваков, который в 2014 году уже был министром и, в общем-то, представлял реальную ситуацию (хотя, сравнительно легко задавленные ХНР и ОНР — основание почивать на лаврах). Во-вторых, Зеленский, опять же — подобно большинству украинцев, не верит, что Россия в состоянии поддерживать существование ЛДНР сколько-нибудь длительное время.

Россия либо вынуждена будет сдаться под гнётом санкций, либо сама сбросит балласт, поскольку не сможет организовать нормальную экономическую жизнь в республиках. Определённые надежды связываются также со сменой руководства в России — когда Зеленский называл в качестве сроков прекращения войны пять лет, он имел в виду не свои полномочия, а полномочия Владимира Путина, которые истекают в 2024 году. Предполагается, что после этого в России к власти либо придёт человек, склонный считаться с мнением мирового сообщества (понимая под ним мнение обобщённого «сороса» — возможность победы людей вроде Трампа Зеленский не допускает), либо новое руководство будет вынуждено отвлечься на внутренние проблемы.

В общем, основания верить в конечную победу у Зеленского есть, и он рассчитывает победить. В этом и состоит его отличие от Порошенко, который победить Россию не смог и знал это. А Зеленский почему-то уверен, что победит.

Последние новости

Добавить комментарий


Чтобы постоянно не вводить имя и не проходить проверку на спам авторизируйтесь на сайте. Кроме того, вы сможете: подписываться на комментарии, пользоваться стилями оформления, редактировать свои комментарии, прикреплять фото и видео, а также ваши комментарии будут публиковаться сразуже после отправки.
Если у вас ещё нет аккаунта, зарегистрируйтесь.

В комментариях запрещено: использовать нецензурные выражения, оскорбления и угрозы; публиковать адреса, телефоны и ссылки, содержащие прямую рекламу; писать отвлеченные от темы и бессмысленные комментарии.

Новости партнёров