Авто задержанных
Авто задержанных

На финишную прямую выходит дело макеевских водителей Сергея Сергеева и Андрея Горбаня. Они 2,5 года провели в СИЗО г. Запорожья по обвинению в содействии терроризму. Водителям предъявили подозрение в том, что они возили донецких пенсионеров в Запорожье для получения законной пенсии

Смотрите также: Перед взрывом тренировались на котах: как готовились к терактам задержанные в Керчи

При осмотре изъятых СБУ телефонов водителей были выявлены доказательства преступления: аудиофайлы с песнями Тома Джонса и группы «Океан Эльзы», фотографии обвиняемых в процессе поглощения пищи на пикнике. Да-да, это именно доказательства преступления. При этом допрошенные свидетели показали, что либо никогда в жизни не видели Сергеева и Горбаня, либо несколько раз видели, но не имеют ни малейшего понятия об их противоправной деятельности.

Осталось лишь осмотреть принадлежащие обвиняемым микроавтобусы, которые были арестованы и 3 года простояли на стоянке СБУ. Три раза коллегия своим постановлением обязывала прокурора доставить автомобили к зданию суда, но прокурор игнорировал решение. Он ходатайствовал о проведении выездного заседания, говорил, что нет технической возможности доставить машины, привозил в суд письмо от полковника СБУ с той же информацией. Убеждал коллегию, что Сергееву и Горбаню за руль никто сесть не даст, а сотрудники СБУ не возьмут на себя такой ответственности, так как машины по дороге могут попасть в аварию.

В общем, выкручивался как мог, но, когда суд пригрозил ему ответственностью, пришлось что-то решать. 16 февраля мне позвонил Сергей Сергеев и спросил, смогу ли я приехать на следующий день на заседание. Оказалось, что он вместе с адвокатом находится на стоянке СБУ и пытается завести свою машину. Несмотря на заверения прокурора, обвиняемым таки позволили сесть за руль в сопровождении ответственных лиц из службы безопасности.

— Как машины, целые? — поинтересовался я и услышал в ответ непереводимую игру слов.

Через минуту я уже смотрел снятое Сергеевым видео. Самое приличное, что из него можно воспроизвести здесь, — это «резина лысая, как моя башка! Всё убитое!» На следующий день, 17 февраля, к Коммунарскому районному суду подъехал микроавтобус «Фольксваген» с Сергеевым за рулем и сотрудником СБУ рядом.

— В каком состоянии машина?

— В никаком. У меня сарай лучше.

— Что-то исчезло? Поломано?

— Все исчезло. Скаты сняты, аккумулятора нет, инструменты пропали, запчасти, ключи, буксиры забрали, лампы ксеноновые поснимали. Телевизор поломали — он телепается как сосиска и не работает. На моей машине явно ездили. Сколько, не знаю. Аккумулятор снимаешь, и спидометр обнуляется

— А где Горбань?

— Андрей едет. У него там колесо отваливается.

Когда приехал Андрей, судьи в присутствии адвокатов, прокурора и представителей СБУ вышли на улицу, чтобы осмотреть машины. Интересно, что прокурор даже не пытался объяснить, в чём заключается их доказательная база в деле и с какой, соответственно, целью они были признаны вещдоками. При осмотре шла речь не о преступлении водителей, а о преступлении совсем других людей — обвиняемые стали обвинителями, а прокурор стоял в сторонке и молчал.

Адвокат Шостак: На момент задержания в машине были документы, вещи?

Сергеев: Были мои документы — сервисная книжка. А из вещей пропало все, что могло пропасть. Даже резины нет.

Судья: А это что?

Сергеев: Это лысая летняя резина. Мы в декабре на зимней ехали. Из Донецка километров 500 проехали. С летней резиной нас бы остановили и оштрафовали.

Горбань: Здесь в багажнике у меня лежали набор ключей, огнетушитель, аптечка, буксировочный трос. Ничего нет. А по дороге у меня чуть не отвалилось колесо. Они, когда снимали резину, не затянули как положено, блин, его оторвало. Я ехал на первой скорости. Отсюда я ее уже никуда не увезу.

Судьи провели на улице минут десять и, поскольку процессуальный кодекс обязывает вести видеозапись заседания, но делать это вне зала суда технической возможности нет, они попросили подробно описать ситуацию в зале.

"В деле есть протокол задержания и видео обыска от 6.12.2016, где видно состояние автомобилей. Мы можем теперь сравнить, — предложила адвокат Антонина Шостак сразу после возвращения участников процесса в зал суда. — Кроме того, в обвинительном акте написано, что каждый из обвиняемых перевозил из Донецка более 10 пенсионеров, но, как мы только что убедились, в их машинах по 7 пассажирских мест".

Председательствующая судья Наумова предложила высказаться обвиняемым.

Сергеев: У меня стояла новая зимняя резина — мы ехали в декабре — и новый аккумулятор. Сейчас стоит старая лысая летняя резина, лобовое стекло побито, на правом заднем крыле вмятина, задняя фара разбита и заклеена скотчем, обшивка салона вырвана, сиденья порезаны. Даже мои запасные очки, которые лежали в машине, пропали. Мой новый аккумулятор забрали и поставили какой-то старый, который не подходит по техническим характеристикам. Он маломощный, и с его помощью даже нельзя завести автомобиль. Чтобы пригнать его к суду, я взял у знакомых другой аккумулятор. И да, по техпаспорту у меня в машине 8 мест вместе с водительским. 10 человек туда вместиться никак не могут.

Горбань: Моё авто проходило техосмотр 1 декабря, за 5 дней до ареста. Оно было в идеальном состоянии, с новой автобусной зимней резиной. Каждое колесо стоит 3000 гривен (около 7700 рублей). В день задержания я купил новый аккумулятор. Его нет. Вместо него стоит мертвый. Чтобы завести машину, я точно так же, как Сергей, брал у людей аккумулятор. От машины оторвана обшивка, пластмасса возле лобового стекла.

Суд: При задержании сотрудники СБУ осматривали машины?

Горбань: Осматривали. Я ходил вокруг, и при мне они ничего не испортили. Но потом, когда я поинтересовался протоколами описи машины и спросил, будут ли её опечатывать, меня проигнорировали. Сегодня сотрудник СБУ нам сказал, что ему машины передали на ответственное хранение 1,5 года назад и без описи. Стоят они на стоянке СБУ уже три года. Кроме того, когда я сегодня вёл машину в суд, у меня по дороге чуть не отвалилось колесо, еле доехали. Видимо, когда они снимали резину, оборвали тормозной ступор. Ну и по мелочи — сняты колпаки, вмятина внизу.

Суд: Так машины опечатали или нет?

Горбань: Они месяц простояли на стоянке СБУ неопечатанные.

Суд: А откуда вы об этом узнали?

Горбань: Когда нас возили в СБУ на допросы, держали в помещении, окна которого выходят на стоянку, и мы видели наши машины.

Адвокат Шостак подала ходатайство о снятии ареста в части запрета на пользование автомобилями и заявила, что будет проведена техническая экспертиза, чтобы привлечь к ответственности виновных в ненадлежащей сохранности вещдоков. Правда, учитывая, что отвечавший в то время за вещдоки сотрудник Запрожского УСБУ гражданин Луговой бросил свое нелёгкое занятие и ушел в адвокатуру, с тем же успехом теперь можно обратиться к нему, чтобы он подал иск против самого себя.

Хотя попробовать, конечно, стоит. Учитывая, что отведенное на заседание время подходило к концу, суд постановил рассмотреть ходатайство в следующий раз и перенёс слушание на 9 апреля. Но тут же встал вопрос с машинами. Несмотря на то что Сергеев спокойно мог забрать взятый им у знакомых аккумулятор и поехать домой, оставив «ответственных лиц» самим разбираться, что делать дальше, он сел за руль и повел свое авто обратно на стоянку СБУ. А вот машина Горбаня с отваливающимся колесом поехать никуда не смогла ни сама, ни на буксире. Поэтому сотрудники СБУ были вынуждены потратиться на вызов эвакуатора.

Но это ничего, при следующем обыске компенсируют.

Добавить комментарий


Чтобы постоянно не вводить имя и не проходить проверку на спам авторизируйтесь на сайте. Кроме того, вы сможете: подписываться на комментарии, пользоваться стилями оформления, редактировать свои комментарии, прикреплять фото и видео, а также ваши комментарии будут публиковаться сразуже после отправки.
Если у вас ещё нет аккаунта, зарегистрируйтесь.

В комментариях запрещено: использовать нецензурные выражения, оскорбления и угрозы; публиковать адреса, телефоны и ссылки, содержащие прямую рекламу; писать отвлеченные от темы и бессмысленные комментарии.