Центр глазных болезней



Рейтинг новости:

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Конкурс сочинений и рисунков
Конкурс сочинений и рисунков

Издание газеты "Горловка.Сегодня" совместно с группой "Самооборона Горловки" и Радио "Stels", при поддержке Депутата Народного Совета ДНР первого созыва Крикуленко Юрия Алексеевича, 12 августа объявили о начале конкурса "Как я провел лето".

Сегодня, 31 августа 2016 года, мы подводим итоги конкурса и объявляем победителей. Напомним, принять участие в конкурсе могли все учащиеся общеобразовательных школ города Горловки, для того, чтобы принять участие в конкурсе учащимся 1-4 классов необходимо было нарисовать рисунок, а учащимся 5-11 классов - написать сочинение на тему "Как я провел лето 2016".

Победители конкурса:

  • Лучшее сочинение: Мочалова Дарья, 17 лет, ученица Гимназии "Интеллект" г. Горловки, 11-А класс;
  • Лучший рисунок: Аксинина Анастасия, 9 лет, общеобразовательная школа №22 г. Горловки, 4 класс.

Дарья и Анастасия получают главные призы, а именно ранцы с канцелярскими принадлежностями, а также месячную бесплатную подписку на газету "Горловка.Сегодня" и сертификат на бесплатное поздравление или заказ песни по радио "Stels".

Все участники конкурса не остаются без подарков, для них подготовлены поощрительные подарки, а именно месячную бесплатную подписку на газету "Горловка.Сегодня" и сертификат на бесплатное поздравление или заказ песни по радио "Stels". Для получения приза обращайтесь по номеру телефона +380 (66) 419-65-75, с 900 до 1800

Жюри: Депутат Народного Совета ДНР Крикуленко Ю.А., представитель группы «Самооборона Горловки» Мария Пшеничная, директор издания «Горловка.Сегодня», а также радио «Stels» Мещеряков А.В.

Работы победителей

Лучший рисунок:

лучший рисунок

Лучшее сочинение:

Летом столицы пустеют. Субботы и отпуска
уводят людей из города. По вечерам - тоска
Иосиф Бродский. Шорох акации

Бывают такие дни, когда наиболее явственно осознаешь собственное предназначение в мире, определяешь единственно верное решение всех проблем, ощущаешь абсолютное счастье и умиротворение. Этих волшебных дней я ждала с особым трепетом и волнением. Я ждала лета. Последнего настоящего лета.

А что через год? Будут экзамены, последний звонок, последний исписанный дневник. Будет красивое платье, одноклассницы с размазанным макияжем и непривычно галантные одноклассники. Пожалуй, я одна не буду плакать: с сентиментальностью у меня всегда было туговато. Но я не хочу об этом думать. Я хочу…

Лето уже на пороге: приветственно машет рукой, смеется и нетерпеливо тянет за рукав, ласково поторапливая: спеши! Лето любит Рэя Брэдбери за «Апрельское колдовство» и «Вино из одуванчиков». Лето пахнет августовской ржаво-рыжей степью и рекой. Лето носит на шее бусы из кувшинки и щурит на солнце выцветшие голубые глаза. Как тут остаться равнодушной?

Июнь — время чудес. Я решила побыть для себя доброй феей и научиться чему-то новому, чего всегда боялась и могла себе представить с большим трудом. Моим маленьким чудом стало рисование. Два дня в неделю, полтора часа в день я подбирала кисти, играла с цветами и смешивала краски. Я растила деревья, оставляла в лугах синеватые пятнышки васильков, запускала птиц в голубое бумажное небо и дарила им солнце. Это увлечение стало моей отдушиной, а некоторые рисунки — даже скелетами в шкафу. Ведь чтобы наслаждаться своими творениями, вовсе не обязательно делать всё идеально, правда? Можно фальшиво петь, танцевать за закрытой дверью, оставлять на канве кривоватые крестики, прятать тетради со стихами на дне ящика в письменном столе. Можно рисовать, роняя на ватман кляксы, учить иностранный язык без особых успехов, но гордиться тем, что знаешь все цвета на испанском и умеешь спрягать глаголы на немецком. Я всего лишь позволила себе быть неидеальной. И я счастлива.

Июль. «С днём рождения меня!» — грустно улыбаюсь я и осторожно глажу алые лепестки бархатных роз. Мне 17, либо достаточно много, либо ничтожно мало, я и сама не знаю. Знаю только, что стала… нет, не взрослее, а старше. Вот знаете, дети со временем вырастают из своих детских вещей: пижам, футболок, джинсов, кроссовок… Я выросла из обстоятельств, из окружения: из местной школы-девятилетки, в которой не была уже лет пять, но которую вспоминаю с большой теплотой, из игр местной детворы, из пустяковых проблем и забот. Тем, кого я когда-то носила на руках и угощала конфетами, скоро идти в третий, а то и в четвёртый класс, и рассуждают они совсем как взрослые, а на руки больше не идут. Вот это и грустно. Я… Я словно физически ощущаю течение времени, мне становится невыносимо жаль своего детства. Войны не было и в помине, а были первые прописи, ёлка в местном ДК, походы в кино… Были белые банты, раскраски, яркие портфели с диснеевскими принцессами, осенний парк, из которого пакетами тащили шишки, жёлуди, коричневые каштаны в колючей кожуре и желтые листья для аппликаций. Чудо что за осень была… Эх!

Зажмурившись, я набираю в легкие побольше воздуха и прыгаю. Зеленые водоросли опутывают ноги и застревают в волосах, а вода вовсе не такая холодная, как мне казалось… Из года в год я приезжаю сюда, а Дон всё больше и больше зарастает камышом. В чёрный ил зарываются раки и мелкие рыбёшки, над водой кружат тонконогие цапли. И, тяжело ворочая огромные коряги, подмывая прибрежные кручи, корнями холодных родников уходя глубоко под землю, к самому Азовскому морю без устали мчится могучая река. Здесь и Шолохов читается легче, и героев его понимаешь лучше, и я верю, что где-то, пусть даже не рядом Аксинья Астахова набирала воду, а Гришка Мелехов поил коня, по-доброму и с затаённой любовью шутя со статной соседкой. Мне хорошо среди стройных сосен и пахучего бессмертника думать о себе и о мире. Мне хорошо мчаться на сверкающем мотоцикле за ярко-красным уходящим солнцем, а после до полуночи пить обжигающий ароматный чай на кухне, куда каждый день как к себе домой приходят колючие ёжики, шурша в пыли когтистыми лапками и сердито покряхтывая. Какой-то тихой радости и покоя полна душа, уставшая от города. Этой радостью непросто поделиться. Она не вещественна. Здесь, в глубинке, ей дышат, её пьют, растворённую в холодной воде из скважин, её причащаются. Из таких мелочей и миллиона подобных и состояло моё июльское волшебство.

Август. Ремарк писал, что в полночь Вселенная пахнет звёздами. Я люблю августовскую ночь. В мае по ночам поют соловьи, в июне над старой черешней во дворе стоит хруст сотен гусениц, надкусывающих тугие зелёные листья… В августе всё иначе. Спелые груши с громким стуком разбиваются о тёплый цемент. Под тяжестью сочных плодов гнётся персик, ещё молодой и неокрепший. Расправив кожистые крылья, над землёй беспорядочно носятся летучие мыши.

Я сижу во дворе, разглядывая петуньи на подоконнике и вслушиваясь в гул поездов. Я люблю поезда, я вообще много чего люблю: терриконы, запах шпал, гудки составов и силуэты стального кружева огромных концернов на ярко-розовом горизонте… Я бы хотела написать об этом книгу. Иным краям посвящают стихи, о них слагают легенды. А мне обидно, что о родном Донбассе пишут так мало. Я читала Куприна, Сосюру, Стуса, но нигде не находила того колорита, который искала. Пока я занимаюсь лишь тем, что умещаю в стихи мысли, которых хватило бы на романы. Мне бы хотелось взяться за нечто глобальное, что перевернуло бы все представления о моей Родине, этой «Новой Америке», обетованной земле, которая стала плавильным котлом для множества наций. История пишется буквально на наших глазах, а я — смешно сказать! — судорожно собираю обрывки идей, безуспешно пытаясь их упорядочить… Хотя… Шолохову было всего 20 лет, когда он начал писать «Тихий Дон». Думаю, у меня ещё есть время.

Кожа потемнела и стала горьковато-солёной. Кончики когда-то тёмных волос теперь заметно порыжели. «Лето уходит. Ему уже пора», — рассеянно замечаю я. Полторы недели. Всего полторы недели — и вновь, вновь будто в омут с головой окунусь в прежние школьные заботы… Я буду скучать. Лето — словно далёкий друг, далёкий и самый ценный. Лето не позвонит, когда грустно, не нагрянет с тортиком среди зимы, нет…

Лето прилетит на лёгкой паутинке после первых заморозков. Ласково дохнёт тёплым ветром, заиграет в лучах скупого солнца и уж тогда точно простится с тобой, простится до следующего июня.

Я шел и шел, дрожа от холода, бесконечными коридорами,
заглядывая во все двери в надежде, что уж следующая
непременно окажется Дверью в Лето
Роберт Хайнлайн. Дверь в лето

Поделиться новостью:

Комментарии  

0 #1 sanbyt 31.08.2016 18:12
а где можно прочитать все сочинения и посмотреть рисунки? и интересно, кто занял призовые места.
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Последнее видео Горловки