Ростислав Ищенко
Ростислав Ищенко

В понедельник, 19 декабря, было официально объявлено о национализации Приватбанка Украины. Это событие вызвало панику среди населения – была обналичена рекордная сумма в 2 млрд грн.

«Первоначально речь шла о возможном конфискационном получении государством ПриватБанка. Но было понятно, что просто так отобрать его у Коломойского невозможно, потому что это системообразующий банк, а структура его активов такова, что если его отбирать, то государство получит только вывеску и проблемы банка – и всё. Поэтому, в конце концов, с Коломойским начали вести длительные переговоры о дружественном поглощении – то есть о том, что государство выкупит портфель акций и получит контроль над ПриватБанком. Таким образом Порошенко пытался, очевидно, обеспечить себе политическую лояльность Коломойского. По крайней мере, на время переговоров, может быть, президент и обеспечивал лояльность, но, думаю, что после того, как сделка завершена, Коломойский с ним ничем не связан.
Поскольку у ПриватБанка было большое количество проблемных кредитов – по мнению государства около 80%, а по мнению Коломойского около 10%, – то государство первоначально предполагало зайти только в 60% капитала банка, то есть получить 60% акций. Понятно, что Коломойскому пришлось профинансировать часть этих проблемных кредитов, чего он очень не хотел, поскольку деньги были уже выведены в структуры, дружественные Коломойскому или аффилированные с ним. По крайней мере, так утверждало государство, потому что Коломойский это отрицал. Естественно, он предпочитал спихнуть государству полностью выдоенный банк, оставшись при деньгах. В общем, после заявления о том, что государство вошло в 100% капитала ПриватБанка, Коломойский своей цели достиг, потому что государство взяло на себя полную ответственность за активы и пассивы. Государство, первоначально предполагавшее, что надо будет напечатать 100 миллиардов гривен за 3,8 миллиардов долларов для того, чтобы провести докапитализацию банка и каким-то образом его санировать, сейчас уже говорит о необходимости печатать 150 миллиардов гривен. В общем, у государства проблемы, у Коломойского, насколько я понимаю, всё в порядке.
Относительно Крыма. Десятки тысяч крымчан должны ПриватБанку, и, наоборот, десяткам тысяч людей должен ПриватБанк, потому что зависли как депозиты, так и кредиты. Теперь правительство РФ по этим вопросам будет договариваться уже с правительством Украины, минуя Коломойского. Отныне «Приват» – это полностью государственный банк, и полную ответственность за него несёт украинское правительство. То есть переговоры надо вести с Национальным банком Украины, как регулятором, и с правительством, как владельцем ПриватБанка. Судя по тому, что обещало правительство Украины, гарантируя возврат всех вкладов, теоретически ситуация для держателей вкладов должна стать лучше. Но, соответственно, теоретически и по кредитам надо платить.
Как у правительства Украины получится вернуть все вклады – посмотрим. Пока что оно готово вроде бы напечатать необходимые деньги, влить их в банк для того, чтобы расплатиться по долгам. Но как это будет осуществляться, в какой очередности? Будут ли проблемы у обычных вкладчиков, физических лиц? У крупных юридических лиц, может быть, проблем и не будет, а как будет с физическими – не знаю, потому что были же проблемы с «наличкой» из банкоматов. Во всяком случае, я думаю, что, останься во главе банка Коломойский, лучше бы точно не было.
В принципе банк «Приват» – системообразующий, за его падением повалится вся банковская система Украины. Поэтому как-то выкручиваться из ситуации правительству надо. Как оно будет это делать – посмотрим.
О роли иностранных организаций в этой истории. МВФ требовал от украинского государства национализировать ПриватБанк только для того, чтобы придать устойчивость национальной банковской системе. Но кредиты МВФ, возможность получения следующего их транша, связаны не с национализацией ПриватБанка, а с урегулированием Украиной долговых обязательств перед Россией по евробондам на 3 миллиарда долларов плюс 75 миллионов набежавших за это время процентов. То есть МВФ говорит, что вернётся к рассмотрению вопроса о кредитовании Украины после того, как Украина урегулирует свои отношения с Россией. А ПриватБанк на этом фоне выглядит не очень важным элементом международных финансовых отношений», - комментирует Ростислав Ищенко.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить