Украина, с точки зрения обеспечения поставок российского газа, ранее была интересна Европе. Однако, создание «Северного потока» снизило роль Украины – уже к 2019 году страна и вовсе может исчезнуть с энергетической карты Европы.

Долг Украины перед российской компанией ОАО «Газпром» уже достигает $2,44 млрд., а скромная рассрочка платежей навряд ли восстановит репутацию страны в качестве надежного транзитного партнера.

За счет перенаправления потока газа на Восток и Юг, к 2019 году Киев престанет быть необходимым партнером при транзите газа.

«Просто еще одна попытка шантажировать Европейский Союз», – именно так описала деловая западная пресса «Турецкий поток». Этот проект начинает принимать конкретные очертания – уже выбран «маршрут» нового трубопровода.

Трубопроводом будет использоваться подводный коридор «Южного потока», а его заключительный участок завершаться будет не в Болгарии, а в Турции.

Турецкая компания «Botas Petroleum Pipeline Corporation» и российский ОАО «Газпром» подтвердили свои намерения на счет первых поставок газа по новому трубопроводу уже с декабря 2016 года. Ожидается, что это двустороннее соглашение подписано будет до конца 2-го квартала 2015 года.

Карта

1 декабря 2014 года турецкой компанией «Botas Petroleum Pipeline Corporation» и российским ОАО «Газпром» был подписан меморандум, касающийся строительства морского газопровода из России в Турцию через Черное море. Мощность данного газопровода составит 63 млрд. куб. м. газа, из которых приблизительно 50 млрд. куб. м. поставляться будет на новый газовый хаб, находящийся на турецко-греческой границе. Заниматься строительством газопровода будет компания «Газпром Русская».

Турция – это второй по величине рынок сбыта ОАО «Газпрома» после Германии. В 2014 году «Газпром» экспортировал 27,4 млрд. куб. м. газа в Турцию. В настоящее время российский газ поставляется в Турцию по Трансбалканскому газопроводу и газопроводу «Голубой поток». Данный факт дает ЕС четкий сигнал, что «Турецкий поток» будет реализован и, что он разрабатывается с прицелом на будущее. Украины в этом будущем просто-напросто нет.

В конечном итоге конфликт на Украине рассматриваться будет, как форс-мажорное обстоятельство. При всем этом политиками Польши, Франции и Германии все еще утверждается, что транзит газа через территорию Украины – это «лучший вариант».

Также каким-то образом своим избирателям придется объяснять, что европейские потребители должны в качестве посредника терпеть Киев, хотя они могли бы газ получать напрямую. В особенности это сложно сейчас – когда все знают, что Украина находится на грани дефолта и «отбирала» неоднократно транзитный газ для личных нужд.

Нынешний контракт между «Нафтогазом Украины» и ОАО «Газпромом» истекает в 2019 году, после чего риск транзита газа через территорию Украины будет сведен к нулю.

Кроме того, всю карту поставок в Европе изменит строительство газового хаба на турецко-греческой границе, что может привести к снижению роли австрийского хаба Баумгартен, являющегося в настоящее время главным газораспределительным центром региона.

За четыре года нужно реализовать новые проекты – то есть времени не так много, а даже очень мало.

В случае, если Еврокомиссия хочет к 2020 году газ получать из Турции, то сейчас самое время начинать строительство инфраструктуры, которая может соответствовать Третьему энергетическому пакету или же любым другим юридическим ограничениям, которые европейцы считают необходимыми.

В противном случае, Брюссель будет как-то вынужден договариваться с Россией на счет поставок газа через Украину, а также субсидировать эту страну деньгами или «реверсными поставками».

Гибкая структура получения газа через «Турецкий поток» в период 2016-2019 годов позволяет реализовать ряд потенциальных вариантов для организации временных схем. Окончательная конфигурация газовой сети зависеть будет от того, насколько энергетические лидеры Европейского Союза готовы отстаивать самоубийственную политику отказа от российских ресурсов.

В то время, как Брюссель жалуется на законные и логичные требования России к Украине, касающиеся оплаты газовых долгов, другие страны, как Сербия, Греция и Венгрия, кажутся более открытыми для возможностей «Турецкого потока».

Все больше увеличивается число стран Южной Европы, желающих для себя получить выгоду за счет того, что Россия отказалась от Украины, как от транзитного партнера. При этом Болгария, со своими скромными энергетическими ресурсами, считается одним из исключений. Эта страна занимает сторону проигравших, уступив беспрецедентному политическому давлению в газовом вопросе.

Среди победителей будут лишь те государства, у которых получится защищать свои энергетические интересы, в отличие от тех, кто постоянно следовал советам европейских чиновников.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить