Военнослужащий
Военнослужащий

Эхо боя под Золотым-5 во вторник, 18 февраля, прокатилось по всему миру. Написали об обострении в Донбассе не только на Западе, но и, например, на сайте «Голоса Нигерии» - международном радио крупнейшей африканской страны

Читайте также: Крюкова: Зеленский уже наловчился врать как Порошенко

Одновременно этот бой обострил и вопрос об информационном фронте донбасской войны.

Так, «Взгляд» в колонке мнений поместил материал с Телеграм-канала «Русский ориенталист» политического консультанта Игоря Димитриева. Вот его ключевые тезисы:

«Друг с Донбасса общался с журналистом одного из западных информагенств. Они впервые обратили внимание на ситуацию с обстрелами на линии разделения. Пишет мне: "Но прикол в том, что в нынешнем контексте ЛНР выглядят агрессорами, потому что источник один — Минобороны Украины, Луганск до этого не делал заявлений, которые бы показали, что их ответка была правомерной. А посты в телеге (то есть в телеграмме — П.С.) — не считаются. И из-за этого вакуума будут верить теперь Киеву".

Понимаете, уже сколько раз проводили круглые столы, тренинги, объясняли генералам, что нельзя отмалчиваться и делать вид, что ничего не происходит. Говорили, что информационная война зачастую важнее стрельб. Как ситуация на Донбассе выглядит для сотрудников западных информагенств, даже пытающихся быть объективными, которые мониторят заявления сторон:

— В Москве каждая калинка считает Минские договорённости безальтернативными и работающими. Все хорошо, надо продолжать конструктивное сотрудничество, налаживать партнёрские отношения

— В Луганске — обстрелов не зафиксировано. А если и были, то показалось, потому что начальство не может ошибаться.

— В Киеве — при первых же потерях созывают СНБО, объявляют военное положение и призывают бороться с агрессором. Ну и гляньте карту: какого размера Россия, какого Украина и где ЛДНР. Все понятно.

Что пишут после этого западные журналисты, вы можете догадаться. Даже, повторю, если они ничего к русским плохого не имеют. А мы про необъективное отношение проклятых буржуинов».

Скажу сразу, что Димитриева в соцсетях я читаю с интересом. Однако в данном случае он ошибся и, на мой взгляд, дважды. Но дело не столько в его персональных ошибках, сколько в том, что эти ошибки отражают распространённый взгляд на информационный компонент войны в Донбассе.

Первая ошибка. Он не критически подошел к информации своего донбасского знакомого. Как видно по сайту Народной милиции ЛНР, это ведомство сделало 18 февраля 6 экстренных и срочных заявлений со своей версией событий. Первое из них — официального представителя этого ведомства Якова Осадчего. Оно было выложено в 11.08 по московскому времени и содержало как текст, так и идентичное ему видео (с канала Народной милиции на Youtube), где Осадчий говорит перед несколькими микрофонами, в том числе «России-1», «Рен-ТВ» и «Известий».

Через 40 минут информация об этом брифинге и версии ЛНР появилась на сайте РИА Новости.

Да, на сайте Минобороны Украины сообщение о бое с обвинениями ЛНР в попытке наступления было выложено в 10.01 по Москве. Но хотя луганская версия отстала на час, меньшая оперативность не равнозначна отсутствию информации. Тем более что эта версия все равно оказалась достаточно оперативной, чтобы присутствовать в мировых СМИ. Например, она есть в сообщениях «Ассошиэйтед Пресс» и перепечатана десятками, если не сотнями изданий по всему миру, прежде всего в США, включая и «Нью-Йорк Таймс».

Она же присутствует и в сообщениях BBC (его, в частности, пересказало и вышеупомянутое нигерийское радио, и индийский новостной сайт AVP News, и французский общественный международный телеканал France 24, и ведущая турецкая газета «Сабах».

Список можно продолжать, но отмечу, что из просмотренных изданий лишь американское Washington Examiner изложило украинскую версию. Целиком разделили последнюю и главы МИД Литвы и Грузии в своем «Твиттере», что, впрочем, неудивительно.

Однако настоящая проблема не в том, что в данном конкретном случае известный автор ошибся, а в питательной почве для подобных ошибок. Эта почва в убежденности в том, что и Россия, и ДНР, и ЛНР недорабатывают в информационной борьбе, чем во многом обусловлено такое отношение к донбасскому конфликту во внешнем мире, которое изменится у очень многих людей, стоит лишь донести до них правду.

Будучи убежденным в этом, легко поверить в утверждения, подобные тем, что сделал донбасский друг Игоря Димитриева.

Но действительно ли они так не дорабатывают? Ежедневно занимаясь новостями с Донбасса в течение нескольких лет, могу сказать следующее. В части заседаний контактной группы в Минске наиболее подробную информацию, с описанием того, что происходило в каждой из подгрупп, дает МИД ДНР, которое возглавляет полпред республики на переговорах Наталья Никонорова. Она обычно повторяется и Донецким агентством новостей и РИА Новости.

Информация и представителя ОБСЕ, и в еще большей степени основного киевского источника, «Фейсбука», пресс-секретаря Леонида Кучмы - Дарьи Олифер не так подробна. ЛНР сводной информации не даёт, но появляются комментарии ее представителей по отдельным проблемам заседания. Это не в плюс Луганску, но, поскольку проблемы республик однотипны, информации ДНР обычно бывает достаточно для понимания их общей точки зрения.

Что же касается резонансных заявлений президента Зеленского и видных представителей Киева на тему урегулирования (о передаче границы до выборов, об отказе от разведения по всей протяженности фронта и т.д.), то они неизменно вызывают ответ в виде оперативных заявлений либо глав ДНР и ЛНР, либо глав их МИД, либо, реже, одной Никоноровой.

Качество же военных сводок всех сторон в общем-то одинаковое. Однако у ЛНР информация не так систематична, как у ДНР. Но Киев регулярно обвиняют в обстрелах обе республики. А по части необходимых подробностей информация Донбасса кое в чем превосходит и киевскую. Минобороны Украины лишь в этом году стало ежедневно указывать количество мин и снарядов, выпущенных противоборствующей стороной. Республики делают это уже очень давно.

Да, разумеется, невозможно понять, делают ли участники конфликта приписки в подобной статистике. Что же касается литературной стороны их военно-политических заявлений, то понятно, что ее можно улучшать. И Донецк, и Луганск в своих высказываниях по части Минских соглашений обычно повторяют то, что утверждали и раньше, только несколько другими словами. Но ведь всё это говорится в ответ на высказывания членов команды Зеленского, которые также несколько другими словами повторяют то, что говорили раньше либо они сами, либо их предшественники при Порошенко.

Разумеется, можно и нужно улучшать и оперативность, и качество информации. Однако вопрос в том, может ли это кардинально переломить ситуацию.

Задекларированные на западе журналистские стандарты требуют отражения двух точек зрения. Но это требования в идеале. Я помню, что когда была ирано-иракская война 1980-1989, где СССР занимал нейтральную позицию, советская пресса излагала сводки обеих сторон. Точно так же, знаю по подшивкам старых газет, с сентября 1939 по июнь 1941 они излагали сводки как германского командования, так и британского, и французского (до падения Франции). А вот после 22 июня 1941 германских сводок уже не было, даже о событиях на Западном фронте. Во время же войны во Вьетнаме публиковалась только северо-вьетнамская, а не американская и не южно-вьетнамская версия событий, во время израильско-арабских войн 1967 и 1973 только арабские. Ибо и во Вьетнаме и на Ближнем Востоке СССР, хотя и не был стороной конфликта (военные советники не в счет), он в каждом случае был заинтересован в победе одной из сторон, которой и помогал.

И если версия Донецка и Луганска не появляется в западных изданиях, это результат той же заинтересованности. Впрочем, гораздо тоньше и технологичнее не замалчивать эту версию совсем, но подавать ее в таком контексте, что симпатии читателей должны оказаться на стороне Киева: уделять большее внимания украинской точке зрения, соответствующим образом расставлять акценты и т.д. На Западе это называется «фрейминг». Кстати, в тех статьях о бое под Золотым-5, которые приведены выше, этот «фрейминг» показался незаметным. Но он очевиден в более важных публикациях, которые всегда сопровождаются долей аналитики. Например, так было с парижским саммитом «нормандской четверки», о чем я подробно писал.

Что же касается конкретной ситуации, изложенной Димитриевым, я могу поверить, что западный источник его донбасского друга мог просто не обнаружить нужной информации. Уровень фактических ошибок в западных СМИ зашкаливает. Но также возможно, что этот источник просто хорошо понимал, как надо ставить акценты в своем СМИ, поэтому и не искал луганской информациию. Зато перед русским собеседником хотел предстать в балаклаве объективности и позе учителя информационных стандартов.

Само собой, и России, и Донбассу нужно стремиться говорить о войне как можно аргументированнее, оперативнее и интереснее. Но также нужно, чтобы борьба за качество не мешала пониманию главной вещи в информационной войне. Западные СМИ так пишут о Донбассе не потому, что не знают чего-то важного с нашей стороны, что их переубедило бы. А потому, что им выгодно писать такое, как выгодно делать всё, что соответствует интересам их владельцев и их правительств.

Что же касается рядовых западных обывателей, то в отсутствие серьёзного кризиса в собственных странах большинство их всегда будет больше верить собственным признанным СМИ, чем российским или донецким в иноязычной версии. Западный человек, как правило, — «конформист», который хочет быть «заодно с правопорядком».

Последние новости

Добавить комментарий


Чтобы постоянно не вводить имя и не проходить проверку на спам авторизируйтесь на сайте. Кроме того, вы сможете: подписываться на комментарии, пользоваться стилями оформления, редактировать свои комментарии, прикреплять фото и видео, а также ваши комментарии будут публиковаться сразуже после отправки.
Если у вас ещё нет аккаунта, зарегистрируйтесь.

В комментариях запрещено: использовать нецензурные выражения, оскорбления и угрозы; публиковать адреса, телефоны и ссылки, содержащие прямую рекламу; писать отвлеченные от темы и бессмысленные комментарии.