Флаг
Флаг

После гибели Главы ДНР Александра Захарченко в Республике наступил правительственный кризис. Налицо распад властных отношений, который характеризуется серьезными противоречиями не только между всеми политическими игроками в ДНР (коих, впрочем, немного), но и между группами влияния в Москве.

Читайте также: Биографии потенциальных кандидатов на пост Главы ДНР (ФОТО)

Не сказать, что все было гладко при жизни Захарченко: по многим признакам (эта информация циркулировала в Сети на протяжении всего лета), внутриэлитный консенсус вокруг властей ДНР был утрачен за много месяцев до этого (о причинах поговорим ниже). Но гибель Главы ДНР ускорила этот кризис и привела к тупиковой ситуации, которая, вполне вероятно, будет решаться ближайшее время. Подчеркну принципиальную важность текущего момента не только для людей, имеющих в ДНР политические и экономические интересы, но и для всего населения Донбасса.

Разрешение нынешнего кризиса повлияет как на судьбы конкретных управленцев и групп влияния, так и на жизнь почти 4 миллионов людей, населяющих ДНР и ЛНР (понятно, что ситуация на Луганщине сильно зависит от того, что происходит в Донецке).

Начнем с того, что происходит в ДНР «здесь и сейчас». После 31 августа обнаружилось, что из трех первых лиц Республики — Захарченко-Тимофеев-Трапезников — донецкие и московские элиты относительно устраивал только Захарченко. «Относительно» — потому, что даже Захарченко предрекали скорую отставку из-за проблем с его окружением, нарастания острого общественного недовольства и финансовых махинаций в республике, выявленных московскими «ревизорами».

Однако, погибший глава ДНР все же был единственным арбитром и сдерживающим фактором среди республиканских элит. Когда его не стало, наступил очевидный кризис властных отношений. И поскольку ни вице-премьер Трапезников, ни вице-премьер Тимофеев в качестве Главы ДНР Москву не устраивает, было решено проводить выборы, от которых еще совсем недавно (при жизни Захарченко) отказались.

Обо всем это можно судить как по внутренней информации, так и по внешним признакам, которые не замедлили проявить себя в эти дни. Так, вчера близкий к Суркову политолог Алексей Чеснаков заявил, что Дмитрий Трапезников не имеет право быть и.о. Главы ДНР. По поводу же Александра Тимофеева Чеснаков высказался предельно ясно: «К нему много вопросов у очень многих людей в ДНР».

Также Чеснаков подчеркнул, что единственным легитимным органом в ДНР является Народный совет во главе с Денисом Пушилиным. Вчера же один из информированных телеграм-каналов сообщил, что политический куратор ЛДНР Сурков в узких кругах так охарактеризовал фигуру Пушилина: «Ключевая и поддерживается московскими коллегами и руководителями».

Сегодня депутат Народного совета от фракции «Свободный Донбасс» Алексей Жигулин выступил с заявлением о том, что решение возложить обязанности Главы ДНР на Трапезникова «не выдерживает никакой критики с юридических позиций», и что в ДНР «юридически сложилась патовая ситуация».

Таким образом, единственной фигурой, которая поддерживается в Москве, пока является только глава Народного совета Пушилин. Что касается нынешних вице-премьеров, то сразу после назначения Трапезникова самые (пока что) влиятельные в ДНР люди — министры Тимофеев и Дикий — и.о. Главы ДНР не признали и не поддержали.

Однако, буквально вчера, когда симпатии Москвы явно обозначились на стороне Пушилина, вице-премьеры решили объединить усилия, видимым результатом чего стало совместное появление Трапезникова и Тимофеева у могилы Захарченко — дабы продемонстрировать, что раскола в «команде Захарченко» нет, и что ДНР будет идти «прежним курсом». Куда будет идти ДНР, будет ясно несколько позже — видимо, в ходе выборов в ноябре.

Вчера было объявлено, что 7 сентября парламент ДНР проголосует по вопросу проведения выборов Главы ДНР. Таковы на сегодняшний день видимые проявления правительственного кризиса после гибели Александра Захарченко. Но что остается «за кадром»? В чем причины нынешнего кризиса в ДНР и кто кому противостоит в Донецке и Москве? Чтобы разобраться, проведем ретроспективный анализ ситуации на Донбассе начиная с 90-х годов.

Как и на всем постсоветском пространстве, формирование донбасских элит произошло через приватизацию «социалистического имущества». Но в отличие от большой России, где коммунистические элиты трансформировались в капиталистические и власть удержала бывшая партноменклатура, на Донбассе собственность и затем политическая власть оказалась в руках криминалитета.

Донбасс был одним из немногих регионов, где в результате тяжелейшей борьбы и криминальных войн власть получили не бывшие спецслужбисты и партаппаратчики, а бандиты. Получилось так благодаря тому, что на момент распада СССР они были самой сплоченной и организованной, выстроенной в жесткую иерархию силой. На Украине установилось некое подобие буржуазной демократии, а на Донбассе — власть криминальных мафий. В 90-е здесь между группировками шла перманентная война, и в итоге победили сильнейшие — группировки «Енакиевские» и «Октябрьские» (по названию донецкого поселка Октябрьский, откуда вышли ахметовцы).

Первую возглавлял Юрий Иванющенко («Юра Енакиевский»), вторую — Ахать Брагин, более известный как «Алик Грек», а после его гибели — Ринат Ахметов. Политическим представителем «Енакиевских» (как и ельцинский клан их называют «Семьей») стал Виктор Янукович. Поскольку на Украине не было жесткой вертикали власти, как в РФ, и существенная роль в политическом процессе принадлежит парламенту, донбасские элиты стали бороться за влияние в Верховной Раде и за пост президента.

Партия регионов была создана в 1997 году, но уже к концу 90-х, когда ПР обрела политическую субъектность, ее поставил под контроль донбасский криминалитет. Две донбасские группировки пришли к консенсусу и стали вместе бороться за власть на Украине. Виктор Янукович был выдвинут в президенты в результате совместных усилий «Енакиевских» и «Ахметовских».

Утвердившись во власти, «Енакиевские» стали использовали власть с своих интересах и в ущерб «Ахметовским», которых Янукович стал подавлять. В 2013 году между двумя группировками произошел раскол. Во время «Евромайдана» Ахметов вступил в сговор с кланами Порошенко и Коломойского для того, чтобы свалить Януковича, который уже через пару лет (и при возможном втором президентском сроке) мог нанести клану Ахметова непоправимый ущерб.

После госпереворота в Киеве Ахметов остался союзником новых властей, а клан «Енакиевских» почти целиком бежал; по крайней мере костяк «Семьи» — сам Янукович, Пшонка, Курченко, Арбузов и др. — осел в Москве. Никто из двух группировок Донбасское восстание, разумеется, не поддержал. Потому что это было восстание идейных, стремящихся в Россию людей, а криминальные донбасские кланы озабочены исключительно вопросами власти и собственности.

Весной-летом 2014 года у ополченцев теоретически была возможность стать новый элитой Донбасса, но практически этого не произошло. Во-первых, на это не было времени, учитывая постоянные военные действия, во-вторых, у лидеров ополчения просто не было понимания важности контроля над политической властью и экономикой региона. Сейчас говорят, что «романтическая эпоха» восставшего Донбасса закончилась с убийством Захарченко, когда погиб последний «полевой командир» во власти ДНР.

На самом деле эта славная, но недолгая эпоха закончилась еще с уходом с Донбасса Игоря Стрелкова. Захарченко хоть и был командиром ополчения и принимал участие в боевых действиях, все же он был ставленником старых донбасских элит. Он был выдвиженцем «Семьи», а лоббистом его фигуры стал убитый в 2016 году в Москве Евгений Жилин (близкий к союзнику «Семьи» Геннадию Кернесу).

С выборами Главы ДНР в ноябре 2014 года был установлен новый элитный консенсус между «Ахметовскими» и беглыми «Енакиевскими». Они сошлись на фигуре Захарченко для установления новых правил игры и раздела собственности в ДНР. Предприятия Ахметова успешно работали в ДНР до весны 2017 года. Ахметов продолжал контролировать большую часть экономических активов республики и за сохранение статус-кво финансировал министра доходов и сборов Тимофеева-Ташкента. Лишение Ахметовым контроля над этими активами Ташкенту было, конечно, невыгодно. Но это произошло весной 2017 года при поддержке РФ.

Ситуация, при которой в воюющей с Украиной республике продолжали работать украинские предприятия, была абсурдной и нетерпимой. В Москве наконец решились на их передачу ДНР, а на деле — обосновавшимся в Москве «Енакиевским». Было создано ЗАО «Внешторгсервис» (ВТС), которое и взяло под контроль «отжатые» у Ахметова активы.

После этого стали назревать серьезные противоречия между «Семьей» и собственно уже новыми донецкими элитами (которые часто называют «контрэлитами»). Они стали обосабливаться и оформляться в самостоятельную силу после того, как активы Ахметова отошли не к ним, а к осевшей в РФ «Семье».

Вопреки распространенному мнению, главой нового клана (донецкой контрэлиты) являлся не Захарченко, а Ташкент. Захарченко был человеком с политически-представительскими функциями, прикрывая Тимофеева перед Москвой. Примерно та же конфигурация, как у Иванющенко с Януковичем — первый был главой клана, а второй — его политическим представителем. Политической «крышей» донецких контрэлит (точнее будет сказать персонально Главы ДНР Захарченко) был Владислав Сурков, а «Семье» и Курченко оказывают поддержку, скажем так, «силовики».

Тимофеев-Захарченко поверили в свою самостоятельность и субъектность, затеяли свою игру, стали выстраивать под себя экономическую основу (для этого на Донбассе остается серьезная база и без предприятий, контролируемых ВТС). Ташкент начал не только брать под контроль экономические активы, но и вовлекать в свою орбиту людей, которые ранее относились к другим группам и кланам.

Примерно за год группировка Тимофеева постепенно стала относительно автономной силой со своей ресурсной базой и кадровым потенциалом, и по многим пунктам стала вступать в противоречия как с «Семьей» (интересы которой через ВТС проводит Сергей Курченко), так и с московским политикумом. Поэтому в 2018 году возникли разговоры об отставке Тимофеева и Захарченко и смене власти в ДНР по «луганскому варианту».

Напрашивается вопрос: какое место в этой системе отношений занимает Дмитрий Трапезников? Все разговоры о том, что он «ахметовский» под собой почвы не имеют (Ахметов уже давно утратил политическую и экономическую субъектность на Донбассе). Ссылки на то, что Трапезников до войны работал в структурах Ахметова, ничего не доказывают. В бывшей Донецкой области в структурах Ахметова работали тысячи людей, судьбы которых сложились после 2014 года совершенно по-разному. Трапезникова, пусть он и держится особняком, можно отнести к клану Ташкента, но относительно него «Трап» занимал подчиненное положение — поэтому Ташкенту, конечно, пришлось не по нраву его назначение и.о. Главы ДНР.

Впрочем, как говорилось выше, сейчас они, несмотря на противоречия, вынуждены объединиться против угрозы полной потери власти и влияния в республике.

Что касается информации о поддержке фигуры Пушилина Сурковым, то видимо между силовиками (стоящими за Курченко и «Семьей» в целом) и Сурковым был найден по поводу этой фигуры компромисс. Полагаю, что Сурков поддерживал в ДНР только Захарченко, сейчас же поддерживать Тимофеева и Трапезникова Сурков не может или не желает.

Итак, на сегодня в ДНР действует две силы — контрэлита во главе с Тимофеевым и старая элита («Семья»), которая поддерживает Пушилина. Со смертью Захарченко группировка Ташкента получает почти что непоправимый (увидим насколько) удар и видимо лишается поддержки АП. «Семья» же с политическим представителем Пушилиным в ДНР усиливается.

Исход борьбы этих двух группировок (то ли на грядущих выборах, то ли аппаратным путем) определит будущее ДНР на ближайшие месяцы и годы.

Автор: Александр Жучковский

 
 

Добавить комментарий


Чтобы постоянно не вводить имя и не проходить проверку на спам  войдите в личный кабинет. Кроме того, вы сможете: подписываться на комментарии, пользоваться стилями оформления, редактировать свои комментарии, прикреплять фото и видео, а также ваши комментарии будут публиковаться сразуже после отправки.
Если у вас ещё нет аккаунта,  зарегистрируйтесь на сайте.