Переселенцы
Переселенцы

Пару недель назад Харьковская правозащитная группа сообщила, что к ним уже массово начали обращаться переселенцы, в отношении которых были открыты уголовные дела по статье «Мошенничество» (ст.190 УК Украины). Причем, под мошенничеством в данном случае подразумевается незаконное получение от государства адресной помощи (так называемого пособия переселенца: 442 грн в месяц для трудоспособных лиц; до 2018 года – 844 грн для большинства нетрудоспособных, а с 1 января 2018 года – 1000 грн.

Кстати, обращает на себя внимание ключевое слово – «массово».

На самом деле, одним из главных факторов, подводящих юридическую подоплеку под подобного рода дела является само украинское законодательство. Вернее – его бурная динамика.

Новый день – новая норма?

Как известно, правила назначения адресной помощи внутренне перемещенным лицам (ВПЛ) регулируются постановлением Кабмина №505 «О предоставлении ежемесячной адресной помощи внутренне перемещенным лицам для покрытия расходов на проживание, в том числе на оплату жилищно-коммунальных услуг» от 1 октября 2014 года. И в частности, пункт 6 этого постановления устанавливает ограничения для получения такой помощи.

С 7 октября 2014 года по 23 апреля 2015 года ВПЛ не имели права претендовать на адресную помощь, если кто-то из членов их семьи владел (именно – владел) жильем, расположенным не в зоне АТО и не на неконтролируемой территории.

Кроме того, на помощь не мог претендовать переселенец, если его семья владела двумя или более подлежащими регистрации в ГАИ транспортными средствами (кроме отечественного транспорта, произведенного более 10 лет назад и другого транспорта, выпущенного более 15 лет назад).

И наконец, не назначалась помощь, если кто-то из членов семьи имел банковский депозит на сумму, в 10 раз превышающую прожиточный минимум, установленный для трудоспособных лиц. (Напомним последние изменения размера прожиточного минимума в 2017 году: с 1 января – 1544 грн, с 1 мая – 1624 грн, с 1 декабря – 1700 грн, в 2018-м его размер изменится первый раз в июле).

23 апреля 2014 года случились изменения, после которых обладание двумя или более автомобилями уже не являлось препятствием для получения адресной помощи ВПЛ. А термин «владеет» заменили на другой – «собственник».

9 августа 2015 года правила в очередной раз изменились. На этот раз на адресную помощь дали возможность претендовать и ВПЛ, чье единственное жилье находилось не только в зоне АТО и на неконтролирумой территории, но и в так называемой «серой зоне». Правда с тем, какое именно жилье находится в «серой зоне», сразу возникли разнообразные разночтения.

И, наконец, 1 июня 2017 года правила опять поменялись. В частности, с 1 июня 2017 года размер банковского депозита, который мог стать препятствием для получения адресной помощи переселенцами, вырос с 10 до 25 прожиточных минимумов для трудоспособных лиц. Это радостное новшество не рассказал переселенцам только очень ленивый чиновник.

Нюансы, которые все меняют

Но было еще одно изменение, которое предпочитали не афишировать. Если до этого момента право на адресную помощь не имели ВПЛ, имеющие жилье на подконтрольной Украине территории, то теперь его лишались также и совладельцы такого жилья. То есть те семьи ВПЛ, в собственности у которых были лишь какие-то части жилого помещения.

Нетрудно заметить, что без специального отслеживания изменений в правилах предоставления адресной помощи, в них очень легко ошибиться или запутаться. Тем более, что подразделения службы социальной защиты, занимающиеся оформлением адресной помощи, детально консультировать кого-то особенно не рвутся. И это общеизвестный факт.

«Чаще всего в УТСЗН переселенцев не информируют о том, что они не могут получать адресную помощь при наличии недвижимости вне зоны АТО или денег на депозите», – заявил юрист благотворительного фонда «Станция Харьков» Андрей Тарасенко.

Вначале в этом не было большой беды. Политика правительства Украины в отношении к переселенцам из Донбасса была вполне либеральной и проблем у тех, кто ошибся (будем все же исходить из презумпции невиновности), не возникало. Однако, по мере ужесточения этой политики, начали происходить процессы, которые, в общем-то, нетрудно было предсказать.

Главное – сильно напугать

В сентябре 2017 года Ленинский райсуд Запорожья удовлетворил иск местных органов социальной защиты о взыскании с семьи переселенцев адресной помощи, выплаченной с ноября 2014 года по июль 2016 года в размере 22,75 тыс. грн. Суд обязал переселенку вернуть полученную помощь и заплатить 1378 грн судебных издержек. Основанием для такого решения послужило то, что женщина-переселенец владела долей жилья общей площадью в 6,4 кв. м.

При этом суд проигнорировал, что доля жилья в 6,4 кв. м не может считаться жильем, пригодным для проживания семьи из трех переселенцев ни с точки зрения Жилищного кодекса, ни с точки зрения санитарно-гигиенических норм. Примечательно, что на момент подачи иска социальными службами – август 2016 года – украинские суды уже вынесли около десятка подобных решений о взыскании адресной помощи с владельцев долей жилья. Как заявили в Благотворительном фонде «Право на защиту», к ним только в течение 2016 года обратилось около 50 человек с аналогичной проблемой.

Примечательно, что Управление труда и социальной защиты населения (УТСЗН) выбрало очень интересный способ решения проблемы – возбуждение против ВПЛ уголовных дел по статье «Мошенничество». Официально, это было сделало для того, чтобы избежать уплаты судебного сбора, от которого УТСЗН не было освобождено. Неофициально, возбуждение уголовного дела повергало подавляющее число переселенцев и членов их семей в тяжелый шок. Они легко соглашались расстаться с полученными деньгами, чтобы не получить уголовную ответственность. Как говорится, дешево и сердито. Практика применения так хорошо зарекомендовавшего себя механизма ширилась и крепла. Формулировка решений по таким делам в судах практически однотипна: переселенец «…имея прямой умысел и корыстные мотивы к незаконному обогащению и с целью улучшения своего материального положения за счет средств резервного фонда Госбюджета, подал в районное УТСЗН заявление на получение ежемесячной адресной помощи ВПЛ для покрытия затрат на проживание, в т.ч. на оплату жилищно-коммунальных услуг для себя».

При этом он скрыл, что ему принадлежат пара метров жилой площади где-то там. Ну или какой-нибудь депозит…

При этом, органы прокуратуры, после положительного для них решения судов, как правило, подают ходатайство об освобождении от уголовной ответственности переселенцев, совершивших уголовные правонарушения. Причина – ВПЛ искренне раскаялось, активно содействовало раскрытию преступления, но главное – полностью возместило государству нанесенный ущерб. То есть вернуло все выплаченные в качестве помощи деньги. Что, собственно, от него и требовалось.

Обратное действие закона?

Примечательно, что наряду с реальным мошенничеством, когда переселенцы, являлись владельцами собственных квартир в Киеве (столица в подобных делах фигурирует чаще всего), но скрыли это, есть и случаи, когда требования УТСЗН с точки зрения закона, мягко говоря, спорны. К примеру, как рассказала переселенка из Горловки Елена, она оформила в 2014 году на себя и двух маленьких детей адресную помощь. С ноября 2014 по май 2016 года она получала 2210 грн ежемесячно. Однако, потом выяснилось, что она является собственником трети квартиры в Константиновке. После этого, ей не только прекратили выплаты на основании «предоставленных ею недостоверных сведений», но и потребовали, чтобы она вернула примерно 38 тыс. грн, полученной помощи.

Интересно, что изменения о том, что адресная помощь не положена ВПЛ, владеющим частью жилой недвижимости, как уже говорилось, была принята правительством только в июне 2017 года. Впрочем, тут есть и более значимый нюанс.

«В Донецкой области переселенки столкнулись с тем, что от них требуют вернуть выплаченную социальную помощь из-за наличия жилья в Константиновке и Авдеевке. Но Константиновка хоть и подконтрольная Украине территория, относится к перечню населенных пунктов, на территории которых осуществлялась АТО. Кроме того, город Авдеевка относится также и к перечню населенных пунктов, расположенных на линии соприкосновения. В подобных случаях переселенцам стоит отстаивать свое право на помощь от государства в суда», – заявил по этому поводу адвокат фонда «Право на защиту» Герман Петров.

Однако, главная идея УТСЗН и заключается в том, что люди, против которых возбуждено уголовное дело, не хотят судиться и доказывать свою правоту. Они хотят, чтобы этот кошмар быстрее закончился. Это дает возможность социальным органам добиваться целей, иногда не совсем верных с точки зрения существующего законодательства.

Биться до последнего

Но если, люди не дают себя запугать, результат может быть совершенно иным. Впрочем, УТСЗН в любом случае бьется за бюджетные деньги против переселенцев, как говорится, до последнего.

«Одной из самых многочисленных категорий судебных дел, ведение которых обеспечивается нашими юристами, являются дела, связанные с признанием противоправными решений органов социальной защиты населения об отказе в назначении ежемесячной адресной денежной помощи ВПЛ, владеющим жильем в населенных пунктах, которые находятся на линии разграничения. Поэтому решение, вынесенное 10 октября 2017 года Высшим административным судом Украины по делу 242/288/17, является важной победой», – заявили в Благотворительном фонде «Право на защиту».

Суть этого знакового дела в том, что УТСЗН отказал переселенке из Донецка в предоставлении адресной помощи. Однако, сначала Селидовский городской суд Донецкой области в мае 2017 года, а затем и Донецкий апелляционный административный суд в июле 2017 года признали действия социальных служб противоправными и решение их отменили. Мотивация – Авдеевка находится на линии соприкосновения и поэтому переселенка имеет право на адресную помощь.

Примечательно, что УТСЗН обжаловало оба решения, настаивая на том, что «Авдеевка находится на контролируемой Украиной территории, а, значит, адресная помощь назначена быть не может…». Но и Высший административный суд Украины с этим также не согласился.

Изменит ли это решение позицию и действия УТСЗН? Честно говоря, едва ли. Почему?

«Человеку трудно самостоятельно защищать свои права в суде. А временная неудача, например, в суде первой инстанции, может привести к разочарованию в успехе и отказу от дальнейшей защиты. Мы всегда подчеркиваем, что в случае получения отказа в назначении адресной помощи из-за наличия жилья на подконтрольной территории, ВПЛ необходимо отстаивать свои права и обращаться за помощью к юристам», – считает координатор по вопросам оказания правовой помощи БФ «Право на защиту» Юлия Трало.

Преступники без преступления

Один из самых резонансных случаев произошел в Мариуполе несколько месяцев назад. В середине октября 2017 года переселенец был осужден по накатанной схеме за мошенничество. Под мошенничеством привычно подразумевалось незаконное получение социальной помощи в качестве ВПЛ.

Суть дела – переселенец оформил себе адресную помощь в Мариуполе, имея два банковских депозита на общую сумму примерно в 450 тыс. грн. Он успел получить почти 20 тыс. грн помощи, оформив ее в УТСЗН Кальмиусского района Мариуполя. Но потом депозиты обнаружились, и все пошло по известной схеме. Всю помощь пришлось вернуть, суд признал переселенца виновным в мошенничестве и избрал наказание, не связанное с лишением свободы. Но судимость и у этого ВПЛ появилась реальная. Да еще по какой "волшебной» статье"!

«В этом деле нет состава уголовного преступления. Бывали ситуации, когда люди имели депозиты и выезжали из Луганска или Донецка, а банки не работали. Документов не было. Они не могли снять деньги. Также, иногда соцработники не слишком доступно сообщали о депозитах и ответственности. Люди могли неправомерно получать эту помощь. Но в пункте 11 постановления №505 все прописано. Если человек подал недостоверную информацию или изменились обстоятельства, то он возвращает помощь по гражданскому законодательству. В случае отказа – возвращает в судебном порядке. Но это гражданское, а не уголовное законодательство. Никаких уголовных преступлений здесь нет», – заявила директор «Северной правозащитной группы» Наталья Есина.

Это не помешало украинским судам признать в прошлом году мошенниками несколько десятков переселенцев. Чаще всего, ответственность по приговорам – штраф от 510 до 850 грн. Хотя встречаются и условные сроки, и общественные работы. А между тем, УТСЗН начали подключать к делу и ст. 358 УК Украины «Подделка документов, печатей, штампов и бланков, сбыт или использование поддельных документов, печатей, штампов».

Примечательно, что, в связи с происходящим, правозащитники уже начали давать ВПЛ развернутые рекомендации на тему, как вести себя с работниками правоохранительных органов. В них обращает на себя внимание то, что ВПЛ не стоит относиться к этим работникам как к… правоохранителям в прямом смысле этого слова.

Осторожно – полиция!

«Обращаем внимание всех переселенцев, которые могут попасть в подобную ситуацию – никогда не соглашаться сразу же на любые сделки с правоохранительными органами. По нашей практике, очень часто людей зазывают в Национальную полицию, в правоохранительные органы, не как обвиняемого, а как свидетеля в уголовных делах. Человек приходит, он думает, что нет никакой угрозы. В результате он очень много рассказывает и ему дают что-то подписать. Очень часто люди безграмотны в праве. Они соглашаются, подписывают подобные сделки, либо все переходит в стадию, когда на каком-то этапе человек становится обвиняемым», – рассказала юрист организации «Донбасс SOS» Мария Красненко.

Также в «Донбасс-SOS» советуют перед посещением полиции (или другого подразделения правоохранительных органов) обязательно сообщить кому-нибудь из друзей или близких: кто, куда, когда и в связи с чем вызывает. А как только вошли, потребовать у дежурного, чтобы он записал вас в журнале посетителей (Ф.И.О., дата и время прибытия, к кому из сотрудников пришел). Но лучше сразу «вооружиться» юристом.

Насколько широко начнет применяться подобная практика общения УТСЗН и переселенцев по поводу возврата адресной помощи, пока сказать трудно. Поначалу это были единичные дела, затем десятки дел. Сейчас же Харьковская правозащитная группа говорит о «массовых обращениях переселенцев по этому поводу.

Кстати, сейчас адресную помощь в Украине получает около 1 млн переселенцев. Кому из них придется ее возвращать и каким образом – это очень хороший вопрос. Тем более, что правила назначения адресной помощи вскоре могут снова поменяться, а о принципе, что закон обратной силы не имеет, в Украине, похоже, и не слышали вовсе…

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить