Минск
Минск

Прошло уже три года с момента подписания так называемого «Минска-2» – комплекса мер по выполнению Минских соглашений, заключенных между Республиками Донбасса и Украиной.

Читайте также: Итоги заседания рабочей группы по вопросам безопасности в Минске

Вчера состоялось первое в 2018 году заседание Контактной группы в Минске, которое особых успехов не принесло, и было частично сорвано украинской стороной. По мнению общественного и политического деятеля, основателя ДНР Андрей Пургина, Минские соглашения сейчас фактически заблокированы. Политический деятель рассказал, чего можно ожидать от Минского процесса в 2018 году и как существовать жителям ДНР и ЛНР в сегодняшних реалиях.

Давайте будем разделять т.н. «Минск», как соглашения, и как переговорную площадку. Это несколько разные вещи. Я думаю, как раз «минской» переговорной площадке ничего не угрожает. Просто потому, что она нужна по прагматическим соображениям. Это будет всё тем же местом, в котором будут постоянно собираться и разговаривать — как всегда, ни о чем. Это имеет право на жизнь, это дипломатия и официальная политика, которая не может проходить без определенных процедур.  Сами же Минские соглашения, как таковые, на сегодняшний день заблокированы — этот документ не выполняется. В 2018 году «Минск» могут подтолкнуть переговоры Суркова и Волкера: если они достигнут каких-либо договоренностей, то велика вероятность того, что какие-то подвижки возникнут. Но позволит ли Украина реализовать Минские соглашения, на мой взгляд, совершенно не ясно.

На Украине начинается предвыборный год, Порошенко не хочет терять место президента, ибо он понимает, что, в этом случае, ему придется отвечать за все преступления. Ситуация складывается весьма сложная. И, я думаю, что, скорее всего, нас ждут определенные «турбулентности». Отмена «Минска» вряд ли возможна, потому что он был проголосован Советом безопасности ООН. Я, разумеется, могу ошибаться, но на сегодня это единственный документ, хоть как-то регулирующий положение дел. Этот документ «родился» в очень тяжелой ситуации, став результатом договоренностей ведущих политиков Европы и президента России Владимира Путина в Нормандском формате. И в ближайшее время второго такого подвига не предвидится. А это значит, что сам документ тоже будет существовать.

Что касается самих этих соглашений, то на сегодняшний день они нерабочие, так как не выполняются Украиной. У нее нет заинтересованности в выполнении Минских соглашений. Они утоплены в юридической казуистике и фактически блокированы. Вместо этого Украина пытается максимально ухудшить жизнь людям в ДНР и ЛНР, использую абсолютно нацистскую риторику по отношению к жителям Донбасса. Этим украинские власти, скорее, «накачивают» собственное население — наше их давно не интересует. В Киеве миротворцев нет – они все хотят войны. Но кто-то хочет ее наотмашь и с Россией в том числе, а кто-то хочет вялотекущий вариант, который вполне их устраивает. Вялотекущая война — коррупционный Клондайк. Не только для Украины, кстати. Но это, всего лишь, тактические детали. А в стратегическом смысле Украина едина — мира в украинском истеблишменте не хочет никто.

Замечу, что Украина на сегодня потеряла субъектность, и стала объектом интересов США, а американцы никогда не отдают то, что им попало в руки. И они будут использовать Украину и «выжимать» из нее максимум. Ведь это так удобно и, в общем-то, безопасно. Находясь на другом конце света, США через Украину доставляют проблемы своему геополитическому противнику – России. Это просто, потому что украинская элита уже стала собственностью американской. К большому сожалению, и Европа, и Российская Федерация потеряли практически все рычаги влияния на Украину. Это не хорошо и не плохо — это данность. На которую надо ориентироваться и из которой надо делать выводы.

Жителям ДНР и ЛНР сегодня нужно пытаться устроить внутреннюю жизнь. Это большая возможность многое начать с чистого листа. Несмотря на то, что внутренние силы этому тоже препятствуют. Большой обман в Донецке состоит в утверждении: «Давайте потерпим, пока у нас война, и не будем ничего делать». Это абсолютная ложь и подмена понятий, единственной целью которой уже давно стало прикрытие злоупотреблений тех, кто эту ложь произносит. Нужно проводить местные выборы, обращаться к населению, обсуждать с ним наше будущее и что мы все хотим там видеть, решать сегодняшние острые вопросы. И всё это — уже сейчас. Иначе, на сегодня, к сожалению, в этом мы не отличаемся от Украины. В Донецке, как и в Киеве, истеблишмент говорит: «У нас война, нужно помолчать, ничего не будем обсуждать». Бесконечно идут ссылки на военные действия. Напомню, что во время Великой Отечественной войны местные советы Сталиным не разгонялись. Наоборот, был разогнан Верховный совет, и создан Государственный комитет обороны. А у нас есть только Народный совет, и какая-то политическая часть, больше похожая на болото с соответствующей фауной, которая любит себя в телевизоре, а местных органов власти нет. Как в известном фильме — власть и народ поселились на разных планетах, и не слышат друг друга. На самом деле на территории Республик огромное количество работы, но на сегодня всё заморожено под предлогом войны.

И слово «Минск» уже навязло на зубах. Конечно, этому есть несколько причин. Виновата и так называемая «четвертая власть» в том числе. СМИ, в своё время, очень долго трубили, что Минский процесс – это скорый результат. Все завороженно смотрели в телевизор и ждали, когда же он будет. На самом деле, это обычная полудипломатическая площадка, на которой действия могут происходить десятки лет, а потом при малейшей возможности она сработает. Что естественно — объяснить такое людям, на которых каждый день падают бомбы, невозможно в принципе. Потому, что тогда им придётся объяснять ещё много чего. Но «Минск» не определяет политику. И это факт. Народ же переключается на «Минск», который становится виноватым в провисании ситуации.

Но это не отменяет нашего внутреннего диалога. Нужно понимать, что люди уже устали от оборонительной мобилизационной повестки. Жители хотят понимать, что мы будем строить, и как будет выглядеть наше завтра. Что мы вообще строим? У нас есть название «Республика», есть слово «народная», но, к сожалению, ни республики, ни её народности мы пока не видим.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить