Ищенко
Ищенко

Указом № 313/2017 Порошенко ввел в действие решение Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины от 13 сентября текущего года "О ставке верховного главнокомандующего".

Решение секретное, но самый главный из этих секретов нам известен. Во-первых, ставка создается в случае фактического вступления Украины в войну (независимо от ее формального провозглашения). Во-вторых, "организовывать" деятельность ставки, то есть, по факту, руководить ею будет секретарь СНБО Александр Турчинов.

Когда-то о Леониде Кучме говорили, что он работает президентом в администрации Табачника, намекая на то, что тогдашний глава его администрации Дмитрий Табачник за счет контроля над президентским аппаратом фактически предопределял решения главы государства. На самом деле реально монополизировал влияние на Кучму, установив полный контроль над поступающей к нему информацией и даже над доступом к нему министров правительства и собственных советников Леонида Даниловича только Владимир Литвин, одновременно занимавший должности первого помощника президента и главы его администрации.

Ситуация с Литвином в основных чертах напоминает нынешнюю, но с одним серьезным отличием. Литвин монополизировал доступ к источнику власти, оказывая, таким образом, определяющее влияние на принимаемые президентом решения. Турчинов пытается монополизировать саму власть, вырывая из рук Порошенко реальные властные рычаги.

Еще в 2014 году, в момент назначения Александра Валентиновича секретарем СНБО, Рада проголосовала за изменения в закон о Совбезе. В соответствии с этими изменениями секретарь СНБО превращался из очень влиятельной, но технической фигуры, в фигуру политическую. В его руках сосредотачивалось не только оперативное руководство аппаратом Совбеза, в плане подготовки документов к заседаниям и проектов указов по итогам заседаний. Секретарь СНБО получил возможность контроля над деятельностью правительства. Формально в той части, которая касалась вступивших в законную силу решений Совбеза, но, поскольку решения СНБО регулируют практически все стратегические направления развития страны, секретарь СНБО получил возможность вмешиваться в процесс рассмотрения правительством любого вопроса.

Однако это касалось сферы гражданских дел, лишь опосредованно давая Турчинову полномочия по руководству силовиками. В целом же армией Порошенко руководил через Генштаб, СБУ — напрямую, через руководителя службы Василия Грицака, а МВД и национальная гвардия выпадали из сферы влияния Порошенко, подчиняясь Авакову.

Теперь же в случае военных действий предполагается создание ставки верховного главнокомандующего, которая объединит руководство всеми силовыми структурами. А руководить ставкой, а также подбирать и назначать ее аппарат будет Турчинов. Порошенко окажется в роли зицпредседателя, которому разрешают посидеть во главе стола и формально освятить заранее принятые решения.

Более того, при известной бюрократической сноровке (а уж этого добра у Турчинова хоть отбавляй) он может получить дополнительные рычаги влияния на работу силовых структур и в условно мирное время. Дело в том, что указом на Турчинова возлагается не только организация работы ставки после ее создания, но и проведение необходимых мероприятий по обеспечению самого устройства ставки в требуемый момент. То есть Турчинов должен уже сейчас подготовить структуры и механизмы, которые в час икс обеспечат начало немедленной работы аппарата ставки как единого целого. Здравый смысл и бюрократическая традиция подсказывают, что решить эту задачу проще всего путем создания в силовых структурах и других, подчиненных ставке ведомствах, соответствующих подразделений, замкнутых на аппарат СНБО, которые в мирное время будут мониторить ситуацию в ведомстве (формально для обеспечения мобилизационной готовности), а в военное время дополнят аппарат Совбеза, составив профессиональный костяк ставки.

Конечно, силовики будут сопротивляться созданию в составе их ведомств чужих "закладок", но в вопросах бюрократического противостояния Турчинов собаку съел. Вряд ли они смогут отбиться, тем более что позиция Турчинова обеспечена решением СНБО и соответствующим указом президента, который секретно, но дотошно прописывает задачи, методы и механизмы работы по созданию ставки, а, как упоминалось выше, еще с 2014 года Турчинов обладает правом постоянного контроля над деятельностью всех ведомств, в части, регулируемой решениями СНБО, вступившими в законную силу. Круг замкнулся.

Кстати, это далеко не все успехи Турчинова на ниве концентрации в своих руках реальных управленческих рычагов. 3 октября Порошенко своим указом ввел в действие решение СНБО от 13 сентября 2017 года "О военно-техническом сотрудничестве Украины с отдельными государствами". Тоже секретное. 7 октября указом Порошенко введено в действие еще одно секретное решение СНБО от того же 13 сентября 2017 года "О Концепции обеспечения контрразведывательного режима в Украине". Как видим, эти решения принимались СНБО в один день с решением о ставке верховного главнокомандующего. Легко предположить, что все они взаимосвязаны.

Не будем глубоко погружаться в украинские контрразведывательные "секреты". Просто обратим внимание, что секретная Концепция в основном концентрируется на защите информации, включая линии связи, компьютерные сети и так далее. Ну а военно-техническое сотрудничество (ВТС) — один из немногих оставшихся источников поступления на Украину твердой валюты. Естественно, контролировать (а на самом деле организовывать) исполнение данных указов тоже будет Турчинов.

Украинские военнослужащие в центре имитационного моделирования боевых действий во время учений Rapid Trident 2017 на Яворовском полигоне во Львовской области

Таким образом, ему переданы:

  1. Контроль над ВТС — источником денег, частично идущих на финансирование силовиков.
  2. Контроль над информацией и связью.
  3. Управление силовиками в особый период и контроль над ними в условно мирное время.

В придачу к уже имеющемуся контролю над правительством Турчинов становится самым влиятельным политиком на Украине. Слабый, ленивый, рассеянный и не всегда адекватный президент ничего не сможет противопоставить Турчинову — матерому бюрократу, живущему в интриге как рыба в воде, к тому же опирающемуся на лично подобранный, профессионально подготовленный и обкатанный за три с половиной года в реальных условиях аппарат СНБО.

Естественно, возникает вопрос: а видит ли Порошенко угрозу своей власти, им же собственноручно создаваемую. Скорее всего видит. Могли ему, конечно, преподнести эти мероприятия как усиление его собственных полномочий, но Петр Алексеевич тоже не наивный мальчик, чтобы его можно было на кривой кобыле объехать.

Но если он все понимает, то зачем соглашается?

Во-первых, а что ему остается делать? Поддержки и авторитета у него давно нет, власть ускользает, в ближайшем окружении гнездится измена. А необходимость принятия соответствующих решений опирается на принятый Радой в первом чтении и внесенный самим же Порошенко закон "Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях". Этот закон фактически вводит состояние необъявленной войны Украины с Россией, объявляя последнюю агрессором и оккупантом. Ну а война требует соответствующих механизмов, которые и вводятся решениями СНБО.

Во-вторых, усиление силовых возможностей Турчинова объективно ведет к столкновению интересов секретаря СНБО и министра внутренних дел Авакова. То есть у Порошенко появляется возможность маневрировать между двумя центрами силы. Мы не знаем, столкнутся ли Турчинов и Аваков между собой или договорятся за счет Порошенко. Но у Петра Алексеевича ситуация, не оставляющая выбора, — утопающий хватается за соломинку.

Значит ли это, что Украина будет воевать? Да, обязательно, война — единственное, что еще какое-то время может удерживать целостность страны. Значит ли это, что Украина будет воевать с Россией? Нет. В нынешней международной ситуации киевские политики не могут после моментального разгрома рассчитывать даже на работу "правительства в изгнании", поэтому война с Россией для них смерть. Значит ли это, что Украина будет воевать в Донбассе? Должна сделать попытку активизации боевых действий. Но при этом Киев будет пытаться сохранить управляемость процессом, чтобы в любой момент иметь возможность вернуться к перемирию.

Даже рискуя, что Минска-3 не будет по причине усталости от Украины западных партнеров, Киев слишком заинтересован в войне, чтобы позволить себе не воевать хотя бы с Донбассом.

Ну и, безусловно, Украина будет воевать сама с собой. Слишком высок уровень недовольства властью и слишком сильны противоречия внутри власти, чтобы очередная вспышка насилия могла быть локализована на Востоке. Война должна распространиться на всю территорию страны.

Автор: Ростислав Ищенко

Следите за нашим Telegram-каналом, чтобы не пропустить самое важное и интересное.
Поделиться новостью:

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить