Коломойский
Коломойский

Более семидесяти трёх процентов украинских избирателей хотели верить, что с избранием Зеленского ситуация в стране может измениться в лучшую сторону. На самом деле, она бы менялась в худшую независимо от того, кто победил бы на выборах (Порошенко, Тимошенко, Зеленский, Гриценко, да хоть не выдвигавшийся Вакарчук)

Логика проста. Ни один из кандидатов (даже те, кто формально представлял Юго-Восток) не говорили о необходимости переформатирования системы. Дискуссия велась исключительно о том, как эффективнее систему сохранить: ужесточив террор или немного ослабив удавку и усилив демагогию.

Читайте также: ЦИК официально огласил имя президента Украины (Видео)

Надо сказать, что истинный хозяин Украины, украинский олигархат, интуитивно почувствовал, что попытка превращения террористического режима в «цивилизованную» диктатуру практически гарантированно приведёт к его (режима) быстрому развалу. Ресурсная база Украины исчерпана настолько, что олигархат фактически приступил к прямому ограблению населения, сбросив с государства все социальные обязательства и начав постепенную ликвидацию государственных структур, заменяя их частными армиями.

В таких условиях сохранять хотя бы видимость единства страны и наличия государственной власти можно только за счёт нарастающего террора.

Отличие Порошенко от большинства его оппонентов (и от Зеленского, в частности) заключалось в том, что Порошенко пытался сохранить майданный консенсус, при котором террор направлялся преимущественно против чужих (идеологических противников). Свои (Коцаба, Савченко, «торнадовцы») попадали под каток репрессий, только если нарушали неписаные законы и вольно или невольно начинали представлять угрозу режиму. Поэтому за них никто не заступался. Они были равно чужды как Порошенко, так и его оппонентам.

Отсидевший полтора года Коцаба вышел на свободу лишь после того, как антивоенная пропаганда перестала представлять угрозу интересам режима. Силовики втянулись в войну, ненадёжные зачищены, пушечное мясо поставляется исправно и в нужном количестве.

Савченко выпустили после того, как она присягнула на верность Зеленскому — новому лицу старого режима. Причём, зная её характер, выпустили весьма условно («забыли» продлить меру пресечения, но уже в мае эту «оплошность» можно исправить).

Противопоставление «патриотов» и «пятой колонны», вылившееся в лозунг «Если не Порошенко, то Путин», было стержнем порошенковской избирательной кампании.

Оппоненты же Порошенко собирались расширить сферу применения репрессий, обрушив их также на своих конкурентов из майданного лагеря. Режим не может существовать без передела собственности в пользу победителей. «Трофеи» 2014 года исчерпаны. Необходимо изыскивать новые ресурсы для дележа.

Найти их можно только у собратьев по майдану (или у коллаборировавшей части элиты Юго-Востока, де-факто поддержавшей переворот и обеспечившей смещение Януковича). Остальные раскулачены уже давно.

Пытавшийся опереться на радикальных националистов как на единственную реальную силу в стране, Порошенко допустил лишь одну ошибку, стоившую ему второго срока. Он не учёл, что освобождение политических попутчиков от репрессий при режиме его личной власти происходит только за счёт их отказа от статуса олигархов. В стране должен был остаться один олигарх, он же и президент.

Однако отказ от претензий на власть в обмен на сохранение активов неизбежно вёл в дальнейшем к потере и активов также. Только доступ к власти давал если не гарантию безопасности, то возможность эффективно защищаться. Поэтому против Порошенко сформировался олигархический консенсус.

Окончательно он оформился только перед вторым туром голосования, когда стало ясно, что Порошенко готов на фальсификации любого масштаба и на любые действия против своих оппонентов. Зеленский (кандидат Коломойского) не мог реализовать свой абсолютный перевес в голосах, если бы подавляющее большинство олигархов не отказалось бы поддерживать Порошенко. Поскольку же олигархи контролируют органы власти на местах (у каждого есть своё территориальное феодальное княжество в одном или нескольких регионах Украины), а также значительную часть аппарата центральных органов власти, их отказ поддержать Порошенко моментально лишил его опоры на государственный аппарат.

Да и банды радикальных националистов за редким исключением состояли на службе у конкретных олигархов и без их команды в поддержку Порошенко не выступили.

Условием поддержки Зеленского (или как минимум нейтралитета) во втором туре было переформатирование украинского режима в чисто парламентскую республику при полностью лишённом полномочий президенте. Таким образом, олигархат страховался от амбиций Коломойского (который тоже был не прочь стать единственным олигархом в стране, реализующим свою власть при помощи карманного президента).

Коломойский почти переиграл своих ситуативных союзников. Сразу же после признания Порошенко результатов выборов он отказался реализовывать согласованную конституционную реформу. Более того, начал подготовку к роспуску Рады, чтобы получить в новом парламенте абсолютное большинство.

Но он рано стартовал. Зеленский ещё не стал президентом. И коллективный олигархат показал, что может и не стать. Сразу же оживился Порошенко (ещё вчера бывший полным политическим трупом), активизировалась Рада, продемонстрировавшая, что за оставшиеся полгода может принять столько и таких законов, что новый президент захлебнётся их отменять и оспаривать.

В общем, Коломойскому показали, что олигархат готов с ним воевать и что даже если он одержит победу, то она будет сродни поражению, ибо от страны (которую он собрался грабить) ничего не останется.

Коломойский — человек понятливый. Он пошёл на переговоры. Инаугурация Зеленского как-то сама собой отложилась. Публично команда избранного президента обвиняет в этом ЦИК и Верховную Раду, но абсолютно ничего не делает, чтобы изменить ситуацию, хоть возможности у неё (при абсолютной поддержке Зеленского народом и при такой же абсолютной ненависти к Верховной Раде) велики.

Зеленский может спокойно выступить против парламента и победить его. Но управлять без поддержки олигархов он не может. Ему просто не будет подчиняться половина страны, СМИ начнут против него активную работу и в считанные недели уничтожат рейтинг, а в новом парламенте олигархи обеспечат формирование антипрезидентского большинства. Поэтому Зеленский уходит в «Телеграм», улетает в Турцию, а Коломойский начинает переговоры о формировании нового олигархического консенсуса.

Основные черты этого консенсуса мы можем понять из заявлений штаба Зеленского. Разумков от имени избранного президента заявил, что Раду можно и не распускать, но она должна принять ряд первоочередных законов.

Таковых он назвал шесть:

  1. Об отмене неприкосновенности депутатов.
  1. Об отмене неприкосновенности судей.
  1. Об отмене неприкосновенности президента.
  1. Об импичменте президента.
  1. О порядке отзыва народного депутата.
  1. О расширении норм прямой демократии (пояснив, что механизмом прямой демократии является референдум).

Реализация этого проекта — не просто популизм. Это значит, что президент, исполнительная, законодательная и судебная власть окажутся бессильными перед олигархами. Любого в любой момент можно не только отозвать, но и посадить (статья найдётся). С учётом пересечения полномочий можно переносить управление процессами из одной ветви власти (которая почему-то заартачилась) в другую.

Станет упрямиться президент, вопрос решит парламент (а президенту будет грозить импичмент и тюрьма). Заартачится Рада, решение будет обеспечено президентом, а законность подтвердят суды. Если же вдруг упрутся все ветви власти, запускается механизм «прямой демократии» и народ на референдуме голосует за любой олигархический проект.

Референдум — надёжнейший способ продавливания самых невообразимых решений.

Фактически заявление Разумкова свидетельствует о том, что команда Зеленского готова не просто сложить к ногам олигархов президентскую власть, но и демонтировать в их интересах остатки и так малоэффективной машины украинской государственности. За фасадом бессильных конституционных органов олигархат становится полным и безраздельным владыкой страны.

Смертельность же этого решения для Украины заключается в том, что внтутриолигархическую борьбу никто не отменял. Олигархический консенсус закончится сразу же, как только будут проведены необходимые изменения в политической системе. Ситуативные кратковременные союзы на фоне войны всех со всеми станут украинской реальностью, причём никто уже не сможет опереться на государственные структуры.

Учитывая опыт Коломойского как рейдера, такая ситуация выгодна ему больше, чем остальным олигархам. Права-то у них будут одинаковы, а вот опыта и возможностей у Игоря Валерьевича будет значительно больше. Поэтому, не сумев полностью подчинить себе государственный аппарат, он с лёгкостью идёт на его демонтаж. В игре без правил Коломойский собирается победить более уверенно, чем в игре по правилам.

Единственный неучтённый фактор — националистические штыки (в первую очередь Билецкого, но и других подобных структур). Они пока остаются за кадром, хоть их роль в победе Зеленского никак не меньше, чем роль Коломойского. Но рано или поздно они должны активизироваться, и сегодня можно только гадать, как, когда и против кого они выступят. Но не выступить не могут.

Автор: Ростислав Ищенко

Добавить комментарий


Чтобы постоянно не вводить имя и не проходить проверку на спам  войдите в личный кабинет. Кроме того, вы сможете: подписываться на комментарии, пользоваться стилями оформления, редактировать свои комментарии, прикреплять фото и видео, а также ваши комментарии будут публиковаться сразуже после отправки.
Если у вас ещё нет аккаунта,  зарегистрируйтесь на сайте.