Ирина
Ирина

Ирина Белозерова много лет работает в ялтинской администрации, на сайте «Миротворец» значится как пособник оккупантов. На днях написала очень откровенный текст о том, как на самом деле проходил крымский референдум, одним из организаторов которого она была.

Читайте также: Возвращение Крыма: проблемы и перспективы

Очень неожиданные детали вдруг всплывают. Даю текст в сокращении, чтобы не утяжелять пост. Желающие могут прочитать его полностью.

«Первая дата референдума была назначена на 25 мая 2014 года и подгоняли ее под выборы президента Украины. Не удивляйтесь, мы все тогда недоумевали — какие нафиг выборы президента Украины? Зачем нам готовиться три месяца и как это увязывается с тем, что Крым уходит? Ответа не было, а была какая-то муть.

Потом неожиданно дату перенесли на 31 марта, а еще через несколько дней — на 16 марта. В это же время началось формирование Положения по организации подготовки и проведения Общекрымского референдума 16 марта 2014 года. Параллельно начал свою работу КРИШ (крымский региональный избирательный штаб) — вотчина регионалов. Из общественной приемной он всегда трансформировался в штаб и занимался выборами, вот и в тот март там стартовала подготовка к проведению выборов президента Украины 25 мая 2014 года.

С какого — спросите вы? А с такого. Регионалы активно противодействовали референдуму по всем фронтам, они были уверены, что 16 марта пройдет какое-то шоу, что ничего не изменится, а отношения и перспективу с Киевом портить нельзя.

3 марта лично мне начали названивать из этого самого штаба с предложением начать срочное оформление пакетов документов для формирования окружной избирательной комиссии. Дали на все сутки.

Написать, что у меня было недоумение — это ничего не написать. При первом разговоре они были, практически, вежливо посланы по известному адресу, но попытки продолжались с разных номеров, разными голосами и одними и теми же аргументами: «Ирина Владимировна, никто не сопротивляется, кроме вас. Все территории готовят документы. Вы вылетите из обоймы, как пробка, потом вас никто больше не возьмет ни в один состав. Неужели вы действительно серьезно относитесь к этому референдуму и т.д. и т.п. Нам нужно до 5 марта передать документы самолетом в Киев со всего Крыма, вы всех задерживаете».

В гневе я побежала на разборки в администрацию Ялты. В одном из кабинетов сидели несколько мужчин и задумчиво смотрели новости, когда я ворвалась и нарушила тишину. Я топала ногами и требовала немедленно позвонить в Симферополь, чтобы меня оставили в покое, ибо ни о каких выборах президента Украины и речи быть не может. Общий ответ меня сбил с ног: «Подавай документы, ты до сих пор не поняла, что референдум — это торг Путина с Киевом за базу в Севастополе? Ничего не будет, поиграют в референдум и забудут. Тебе нужен мост? Тебе нужно, чтобы по нему сюда чеченцы заехали?»

Сначала я слегка ̶а̶х̶у̶ опешила, но потом плюнула в пол и громко хлопнула дверью, крикнув им что-то вроде «ну вы и чудаки», только с буквой «м». Почему чиновники всех мастей были в противостоянии? Ответ прост до смешного: появилась угроза для их личного положения и статуса, ведь впереди была полная неизвестность, а это никому не нужно. В их глазах были страх и недоумение.

Ситуация накалялась не день ото дня, а час от часа. Часть крымчан «встали на крыло» — кто за Перекоп, а кто на материковую Россию. Я уговаривала мужа и дочку уехать в Белгород к родственникам, ибо в Крыму скоро станет очень жарко, но я должна остаться. Мне покрутили у виска и сказали, что будем окапываться.

И тут все изменилось. Я не могу написать, что именно произошло, но до некоторых властных упоротых стало доходить, что будущий референдум — это не шутки, что Крым реально уходит и им надо успеть красиво запрыгнуть в этот уходящий поезд.

Кстати, российский флаг вместо украинского взвился над Ялтой только 11 марта и наш город оказался самым последним в списке крымских городов и районов. Вот и думайте. Бывшие регионалы показали в те дни высший пилотаж в искусстве переобувания в полете, а сегодня их так и называют — профессионалы высочайшего уровня. Ценят, уважают и предлагают должности. В общем и целом они начали перехватывать инициативу и пытаться взять процесс под свой контроль. Меня они тоже пытались вывернуть и выкинуть, предложив «своих людей», но не сложилось.

Фактически подготовили и провели референдум в Ялте 4 члена комиссии при наличии 11, и это тоже не шутка. Все были на морозе. В те дни исполком (ныне администрация) города Ялты опустел — чиновники всех мастей и мелкие служащие практически не ходили на работу, дабы не засветиться во время непонятных событий, чтобы потом на вопрос СБУ: «Где вы были в те дни?» всегда можно было ответить, что игнорировали подготовку этого мутного референдума и отсиживались дома. Ну, на случай, если все отмотается назад и Украина вернется.

Был один-единственный человек, который постоянно задавал мне вопросы: «Чем помочь? Что сделать?», но к той власти он не имел никакого отношения, а я отвечала, что все в порядке, я справляюсь. Если кто и появлялся в нашем кабинете, то только с этим: «Сколько будут платить? Пристрой к себе в комиссию человечка».

Списков избирателей не было, ведь ЦИК Украины закрыл доступ к системе ГАС «Выборы» для Крыма. Что делать? Комбинация в голове сложилась быстро, и я пошла в определенный кабинет. Товарищ из кабинета N с ужасом в глазах меня выслушал и сказал, что на это он пойти не могет и что когда в Крым придут украинские патриоты, то они его повесят.

Пришлось брать его за горло со словами: «Зачем ждать украинских патриотов, если я сама тебя сейчас прекрасно повешу». Давила гадину почти два дня, но электронная база таки попала ко мне в руки и благополучно отправилась в тираж.

Кстати, идеей я поделилась с коллегами из Крыма, которые тоже уперлись в такую же проблему. Практически каждый шаг был через мучительный мозговой штурм. Руководство о многих вещах вообще не задумывалось, очень многое нужно было решать самостоятельно, поэтому приходилось постоянно выкручиваться.

В пятницу, 14 марта, выдали всем участковым комиссиям бюллетени, 15 марта — репетиция дня голосования и последние штрихи, в 7.00 16 марта созвон со всеми 68 председателями участковых комиссий о готовности к работе, в 8.00 созвон об открытии.

Все. Началось. Люди стеной. Уже с 7 часов утра толпы под дверями всех участков. Каждые два часа принимаем статистику голосования, явка зашкаливает. Целый день в дверях международные наблюдатели, радио, телевидение, опросы, журналисты и просто неравнодушные с материка. Голосовать шли все. Очень впечатлило лично меня то, что на референдум шли люди никогда (!) до этого не голосовавшие ни на одних выборах, они даже не знали, где расположены их участки. Телефоны с вопросами просто обрывали, тогда мы сделали дополнительную информацию — на подъездах и заборах вывесили по всей Большой Ялте (от Гурзуфа до Фороса) объявления с адресами конкретных участков: «Ваш дом голосует там-то, мы вас ждем».

Нам никто и ничего тогда не обещал. Не верьте тем, кто рассказывает об обещанных плюшках и пряниках, зарплатах и пенсиях. Мы убегали, опережая собственный свист, неслись, теряя тапки, спеша покинуть горящий дом и спасаясь от мачехи, которая совсем выжила из ума. Бежали к маме, которую когда-то, по непонятным причинам, лишили на нас родительских прав. Бежали без оглядки.

Крым очень интернационален и очень инертен, но тогда он мобилизовался не на шутку. Он потом успокоился и занялся своими обычными делами, но всегда гордится тем, что в те дни мы были «все вместе». Кто это мы? Это народ Крыма. Простой народ, не чиновники, о которых я писала выше. Это простые люди формировались в ополчения, это они собирали продукты-деньги-теплые вещи, это они стояли на площадях, никем «сверху» не организованные, это они дружно потом пошли голосовать.

Они рисковали своим здоровьем и жизнями. Не чиновники. Рисковал Сергей Аксенов, ведь ему не за кого было спрятаться в случае, если, как говорили тогда, «все вернется на свои места». Все остальные могли сослаться на то, что у них не было выхода, их заставили или так сложились обстоятельства. Простой народ так не сказал бы никогда, ведь у него обстоятельства сложились именно так, а не иначе, и выбор он сделал осознанно и ответственно.

Сегодня ситуация такова, что Крымскую весну приватизировали и возглавили. Возглавили сегодня. В мирном и солнечном Крыму».

Признаться, пять лет назад я совсем не думал о мучениях украинско-крымских чиновников, оказавшихся на распутье. Помню только ликование простых людей, не облеченных властью, которые однозначно сделали свой выбор. А чиновники довольно быстро перекрасились и стали патриотами России.

Автор: Павел Шипилин

Комментарии


0 МакеевкаЮА 03.04.2019 20:39
какой бред самовеличия.
Ответить Ответить с цитатой Цитировать

Добавить комментарий


Чтобы постоянно не вводить имя и не проходить проверку на спам  войдите в личный кабинет. Кроме того, вы сможете: подписываться на комментарии, пользоваться стилями оформления, редактировать свои комментарии, прикреплять фото и видео, а также ваши комментарии будут публиковаться сразуже после отправки.
Если у вас ещё нет аккаунта,  зарегистрируйтесь на сайте.