Церковь
Церковь

О "томосировании" украинского православия и том, почему армия бывает нужнее веры.Вы можете открыть ресторан, но это не значит, что у вас будут посетители. Вы можете создать церковь, но это не значит, что у вас будут прихожане.

Читайте также: С 1 июля в паспортных столах ДНР запускают электронную очередь

Проблема псевдоправославных союзников Порошенко по "томосированию" украинского православия заключается в том, что набрать из аферистов несколько десятков "иерархов" не сложно. Несколько сложнее договориться с Фанаром об их признании. Но, как показывает практика последних лет, если Варфоломей видит свою выгоду, ничего невозможного для него не существует. Он и "пятое евангелие" написать может.

Однако без паствы все они выглядят как реконструкторы, обряжающиеся в генеральские мундиры всех времен и народов, но армии не имеющие. Учитывая же, что для ряженых "православных" порошенковско-варфоломеевского разлива автокефальная церковь не более, чем бизнес (отнюдь не вера), "армия" им нужнее томоса.

Главное - доход

Без приходов нет доходов, а сражаются они не столько за самостоятельную церковь, сколько именно за доход. Потому и нарушают с легкостью каноны, как только видна прибыль. Потому и всегда пугали епископат Украинской православной церкви Московского патриархата, что лишат их имущества и доходов. Потому и не понимают, как же это так случилось, что священноначалие, клир и прихожане канонической церкви сохраняют верность вере.

С точки зрения "томосоносцев", прихожанам должно быть все равно, кто служит в их храме, лишь бы "мундир" на нем был красивый, священникам – все равно, кто их предстоятель (хоть бы и лично Порошенко), лишь бы из храма не выгоняли, а архиереям должно быть все равно, к какой церкви они принадлежат, лишь бы епархия была побогаче. Столкнувшись с верностью вере, а не доходным местам, автокефалисты впали в ступор.

Они ведь всему миру обещали, что не будут никого насильно загонять в новую церковь и не станут отнимать храмы. Они действительно рассчитывали, что все произойдет мирно и "добровольно". Все подчинятся воле властей, как подчиняются они сами. И вдруг оказалось, что "томос" у них есть, "церковь" они создали, а паствы – нет. Люди остались верны православию, не пошли в раскол.

Возник вопрос: "За что боролись? Откуда доходы брать?" В стиле самозваной украинской власти и самосвятных "архиереев" и "предстоятелей" (этих тоже уже не меньше двух) ее самопровозглашенной "церкви" было решено, что раз уж обещали не отнимать храмы насильно (хоть более полусотни за последние пару месяцев уже отобрали), надо отнять их "по закону". Под это дело срочно приняли закон № 4128, который описывал порядок перехода общин из УПЦ Московского патриархата в новосозданную ПЦУ (или СЦУ – они сами не очень разбираются, что они там провозгласили).

Закон определил норму в 2/3 голосов православной общины как достаточную для решения о переходе (вместе с храмом) в другую конфессию. Все демократично!

Главное же, что все было рассчитано на стандартную практику подвоза радикально-националистических бандитов (как правило, униатов, атеистов, а то и вовсе сатанистов), которые заявляли себя "местной православной общиной" и представляли те самые 2/3. "Проголосовав" в одном приходе, бандиты могли тут же ехать "голосовать" в другой приход. Так, не торопясь, но и не откладывая дело в долгий ящик, можно было "предельно демократично" перевести в ПЦУ (или СЦУ?) все храмы (теоретически – и приходы). Авторы рассчитывали, что прихожане будут посещать свои храмы по инерции, а там – стерпится-слюбится.

А в ЕСПЧ не хотите ли?

Выяснилось, однако, что УПЦ МП позаботилась о своей безопасности. В полном соответствии с законом, приходы составили и нотариально заверили списки общин (сейчас это сделало около 80% приходов УПЦ МП, остальные в процессе). Теперь заезжие гастролеры не могут просто так объявить себя членами местной общины. Тем более, что закон требует, чтобы решение собрания о переходе было подписано каждым поддержавшим его членом общины лично и заверено нотариально.

Совершенно неожиданно для "томосоносцев" они сами дали в руки УПЦ МП средство законной борьбы с захватами.

Значит ли это, что захваты прекратятся?

Конечно нет. У украинских олигархов, руководящих политическими процессами, есть богатый опыт рейдерских захватов собственности, с составлением подложных списков акционеров и прочими ухищрениями. Они найдут и нужных нотариусов, которые заверят подписи "прихожан"-гастролеров, и нужных судей, которые подтвердят правомерность действий этих нотариусов.

Но это все равно будут незаконные силовые захваты. УПЦ МП же имеет возможность каждый отдельный случай (равно как и все вместе) обжаловать не только в рамках национальной судебной системы Украины, которая с легкостью признает убийц – потерпевшими (так что и захваты храмов признает законными), но и обращаться в столь любимый майдановскими "европейцами" Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

С учетом усталости Запада от фокусов украинских "евроинтеграторов" даже такой ангажированный орган, как ЕСПЧ, скорее всего, начнет принимать решения о произволе украинских властей. А дальше Киеву надо будет выбирать: либо забыть о своей "европейскости" и выйти из всех европейских структур, либо начать исполнять решения ЕСПЧ, возвращая незаконно отнятые храмы и выплачивая немаленькие компенсации.

Учитывая "бескорыстную" любовь киевских властей и их "церкви" к денежным знакам, они скорее удавятся, чем согласятся с материальными потерями. Придется выбирать: или не пытаться "переводить" общины в ПЦУ (СЦУ), или отказаться от девиза "евроинтеграции".

Думаю, что они, как всегда выберут деньги и в результате проиграют все. Но не сразу и не без крови.

Автор: Ростислав Ищенко

Добавить комментарий


Чтобы постоянно не вводить имя и не проходить проверку на спам  войдите в личный кабинет. Кроме того, вы сможете: подписываться на комментарии, пользоваться стилями оформления, редактировать свои комментарии, прикреплять фото и видео, а также ваши комментарии будут публиковаться сразуже после отправки.
Если у вас ещё нет аккаунта,  зарегистрируйтесь на сайте.

В комментариях запрещено: использовать нецензурные выражения, оскорбления и угрозы; публиковать адреса, телефоны и ссылки, содержащие прямую рекламу; писать отвлеченные от темы и бессмысленные комментарии.